Странные привычки людей

Великие люди чудят по-своему. Странные привычки гениев

Во время своей первой поездки в Америку Сальвадор Дали показал встречавшим его репортерам картину, на которой была изображена Гала, обнаженная, с бараньими отбивными на плечах. Когда его спросили, при чем здесь отбивные, он ответил: «Все очень просто. Я люблю Гала и люблю бараньи отбивные. Здесь они вместе. Отличная гармония!»

На лекции в Нью-Йорке он однажды появился в костюме цвета морской волны и в водолазном шлеме, объяснив, что так будет гораздо удобнее опускаться в глубины подсознания. И это было произнесено абсолютно спокойно.

Впрочем, скорее всего, он вряд ли был серьезен в своих поступках и высказываниях — в большей степени это был эпатаж, игра на публику. Чем иным можно объяснить такое его высказывание: «Порой я плюю на портрет собственной матери, и это доставляет мне удовольствие».

Но история знает и «серьезных чудаков». Великий полководец Александр Суворов славился своими странными выходками: необычный распорядок дня — он ложился спать в шесть вечера, а просыпался в два часа ночи, необычное пробуждение — он обливался холодной водой и громко кричал «ку-ка-ре-ку!», необычное для полководца ложе — при всех чинах, он спал на сене. Предпочитая ходить в старых сапогах, он запросто мог выйти встречать высоких чиновников в спальном колпаке и нижнем белье.

Сигнал к атаке он также подавал своим любимым «ку-ка-ре-ку!», а, говорят, после того, как его произвели в фельдмаршалы, начал прыгать через стулья и приговаривать:»И через этого я перепрыгнул, и через такого-то!»
Своих крепостных Суворов очень любил женить, руководствуясь весьма своеобразным принципом — выстраивал их в ряд, отбирал подходящих по росту, а потом венчал по двадцать пар за раз.

Некоторые, казалось бы, чудачества великих вполне объяснимы. Например, император Нерон принимал ванны в кадке с рыбами. Это связано с тем, что рыбы были не простыми — они испускали электрические разряды, а император лечился таким образом от ревматизма.

Уинстон Черчилль, например, менял постельное белье каждую ночь. Причем в гостиницах, где он останавливался, часто даже ставили две кровати рядом. Проснувшись ночью, Черчилль ложился на другую кровать и спал на ней уже до утра. Причины этого биографы видят в том, что у него была мощная выделительная система, проще говоря, он часто потел…

Кстати, Уинстон Черчилль также коллекционировал солдатиков. Известно, что у него дома было несколько армий, которыми он с удовольствием играл.

Альберт Эйнштейн, один из величайших умов 20 века, как оказывается, не носил носков. В июле 2006 года была обнародована коллекция личных писем ученого, в которых он признается в этой маленькой странности жене: «Даже в самых торжественных случаях я обходился без носков и скрывал сие отсутствие цивилизованности под высокими ботинками». Помимо этого, Эйнштейн увлекался игрой на скрипке и ездой на велосипеде.

Лев Давидович Ландау, Нобелевский лауреат в области физики, постоянно цитировал какие-то «смешинки, стихи, рифмованные строчки, которые и стихами не назовёшь.»

«Например, стоило мне заикнуться, что я еду в Анапу, как он ответствовал: «Надену я чёрную шляпу, поеду я в город Анапу, там буду лежать на песке, в своей непонятной тоске. В тебе, о морская пучина, погибнет роскошный мужчина, который лежал на песке в своей непонятной тоске…»

И далее следовало что-нибудь на грани приличия:

В нашем саде, в самом заде,
вся трава примятая.
Не подумайте плохого,
всё любовь проклятая!», — писала в своей книге «Так говорил Ландау» Майя Бессараб.

Одним из излюбленных хобби физика был пасьянс. Раскладывая карты, Дау приговаривал: «Это вам не физикой заниматься. Здесь думать надо».

Другие странные привычки великих людей:

— Иван Грозный по утрам и вечерам лично звонил в колокола на главной звоннице Александровской слободы. Таким образом, говорят, он пытался заглушить душевные страдания.

— Лорд Байрон приходил в крайнюю степень раздражения при виде солонки с солью.

— Чарльз Диккенс каждые 50 строк написанного обязательно запивал глотком горячей воды.

— Иоганнес Брамс «для вдохновения» постоянно без надобности чистил обувь.

— Исаак Ньютон однажды сварил карманные часы, держа в руках яйцо и поглядывая на него.

— Людвиг Ван Бетховен ходил постоянно небритым, считая, что бритье препятствует творческому вдохновению. А перед тем как садиться за написание музыки, композитор выливал себе на голову ведро холодной воды: это, по его мнению, должно было очень стимулировать работу мозга.

— Бенджамин Франклин садясь за работу, запасался огромным количеством сыра.

— Иоганн Гете работал только в герметически закрытом помещении, без малейшего доступа свежего воздуха.

— Николай Гоголь прекрасно готовил макароны. Живя в Риме, Гоголь специально ходил на кухню учиться у поваров, а потом угощал своих друзей.

— Оноре де Бальзак не садился за работу, не выпив 5-7 чашек кофе. Подсчитали, что за свою жизнь он выпил около 50 тысяч чашек кофе. Кроме того, в знак глубокого уважения к гениальному человеку он обязательно снимал шляпу. Спросите, что тут странного? Бальзак это делал, когда говорил… о себе!

— По количеству кофе автора «Утраченных иллюзий» «перепил» только Вольтер: он употреблял до 50 чашек кофе в день.

— Физик Вальтер Нернст, автор третьего начала термодинамики, разводил карпов. Когда его спрашивали, почему именно карпов, а не каких-либо других рыб или животных, он отвечал, что теплокровных животных он разводить не будет, поскольку не хочет обогревать мировое пространство за свои деньги.

— Джек Потрошитель, самый известный убийца XIX века, совершал свои преступления только по выходным.

— Александр Сергеевич Пушкин очень любил пострелять в бане. Говорят, что в селе Михайловское почти ничего подлинного со времен поэта толком сохранить не удалось, однако стена, в которую Пушкин стрелял, на удивление осталась в целости.

Вера Удовиченко, ДИП РИА Новости

Материал подготовлен интернет-редакцией www.rian.ru на основе информации Агентства РИА Новости и других источников

Странности гениев&nbsp

«Вы — самый странный человек из всех, что я знаю. Хорошо еще, что вы — гений» — эта фраза Эдгара Дега прекрасно описывает всех героев нашей публикации. Увлечения и привычки, фобии и причуды — раскрываем русских писателей, художников и композиторов с новой стороны.

ИВАН КРЫЛОВ: ПОЖАРЫ

Иван Крылов увлекался забавами из разряда «не для слабонервных». По воспоминаниям современников, Крылов не пропускал ни одного городского пожара. Ни проливной дождь, ни глубокая ночь, ни плохое самочувствие — ничто не могло его остановить.

Как только раздавался звук набата, писатель поспешно собирался и ехал к месту возгорания, прибывая туда иногда раньше пожарных. Страсть поэта к созерцанию бушующего огня не на штуку беспокоила его арендодателя. Чтобы обезопасить себя, он составил договор: в случае пожара Крылов должен был выплатить владельцу дома 60 тысяч рублей.

Баснописец не задумываясь подписал бумагу, а заодно прибавил к цифре нулей: «Для того чтобы вы были совершенно обеспечены, я вместо 60 000 рублей поставил 6 000 000. Это для вас будет хорошо, а для меня все равно, ибо я не в состоянии заплатить ни той, ни другой суммы».

НИКОЛАЙ ГОГОЛЬ: ТАФОФОБИЯ

У Николая Гоголя был целый комплект чудачеств и необычных привычек. Спал он сидя, работал — стоя, а обедал, уткнувшись подбородком в тарелку. Сам себе ставил заплатки на жилетах и вязал на спицах шарфы. Но всем своим особенностям, кроме одной, писатель придавал мало значения.

По-настоящему мучила его тафофобия — боязнь быть похороненным заживо. Говорят, что этот страх возник у Николая Гоголя из-за перенесенного в юности малярийного энцефалита. После этого он стал часто терять сознание и резко проваливаться в глубокий сон.

Гоголь опасался, что в один из таких моментов его могут посчитать умершим и похоронят. Навязчивый страх писателя не давал ему покоя. Гоголь даже составил особое завещание: его должны были похоронить только при появлении признаков разложения.

«Завещаю тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться».

Николай Гоголь

АНТОН ЧЕХОВ: ПРОЗВИЩА

Антон Чехов с опаской относился к слишком серьезным людям: «Если шуток не понимает — пиши пропало». Сам он постоянно над всеми подшучивал и всем придумывал смешные прозвища — в том числе и себе. Так появлялись многие его псевдонимы.

Помимо всем известного «Антоша Чехонте» писатель подписывался как Шампанский, Шиллер Шекспирович Гете, Врач без пациентов, Крапива и Человек без селезёнки. Известно более 50 псевдонимов Чехова. Они должны были не только забавлять и интриговать читателя, но и давать ему возможность угадать автора юмористического рассказа.

Доставалось и его близким. Ольга Книппер стала обладательницей целой коллекции забавных прозвищ. Помимо ласковых обращений «милюся» и «балбесик», в переписке с Книппер Чехов использовал и другие любезности: «бабуся милая», «дуся моя насекомая», «кашалотик мой милый» и «крокодил души моей».

Для своих персонажей писатель собирал имена и фамилии, которые казались ему интересными, и слегка переделывал. Например, фамилия Чимша-Гималайский (рассказ «Крыжовник») — это ассоциация с фамилией сахалинского знакомого Антона Чехова — Римши-Пилсудского.

Писатель возил его визитную карточку с собой и часто смеялся, приговаривая, что такой фамилии и в пьяном виде не выдумаешь.

АРХИП КУИНДЖИ: ОРНИТОЛОГИЯ

Архип Куинджи любой компании предпочитал птичью. Среди знакомых он прослыл чудаком: художник любил подняться на крышу и сидеть там, разговаривая с пернатыми. Себя Куинджи называл «птичьим избранником» и утверждал, что птицы его понимают и питают к нему особенную любовь.

Эту привязанность он заслужил не только задушевными беседами на крыше: каждый день для прокорма голубей и галок Куинджи покупал две французские булки и шесть кулей овса, а воронам доставалось еще и мясо. Раненых птиц и насекомых художник забирал домой: он заклеивал бабочкам поврежденные крылья, делал перевязки воробьям, а горло одного больного голубя Куинджи вылечил путем трахеотомии. Этой операцией он очень гордился.

О своем увлечении ветеринарией художник говорил: «С детства привык, что я сильнее и помогать должен». Сохранилась карикатура, на которой иллюстратор Павел Щербов изобразил Архипа Куинджи в образе птичьего лекаря. Говорят, что художник не оценил юмора и со Щербовым общаться перестал.

ПЕТР ЧАЙКОВСКИЙ: РЕФЛЕКСИЯ И ИПОХОНДРИЯ

По воспоминаниям современников, создатель балета «Лебединое озеро» страдал тяжелой ипохондрией. Даже полезная привычка гулять по два часа в день у него граничила с одержимостью. Ему казалось — проведи он на улице хоть минутой меньше, тотчас заболеет.

Одержимый страхом серьезного недуга, Чайковский постоянно выискивал у себя различные симптомы и часто посещал врачей. Психиатр уверял композитора, что физически тот совершенно здоров и все дело в его характере, но Чайковский не верил и регулярно менял докторов.

К тому же он был буквально одержим рефлексией: постоянно анализировал свои поступки, недостатки характера воспринимал как настоящие пороки и винил себя во всех жизненных неудачах. Композитор, известный всему миру, в письмах к друзьям давал себе множество отрицательных характеристик: «моя порочная натура», «я мерзкий» и «я гадкий».

ЛЕВ ТОЛСТОЙ: АКТИВНЫЙ ОТДЫХ

Лев Толстой свободное от творчества время проводил на улице — он любил активный отдых и физический труд. По утрам писатель вместе с детьми делал гимнастику, упражнялся на турнике, висевшем между двух колонн в его комнате.

До преклонного возраста граф сам объезжал норовистых лошадей, рубил дрова, выходил на косьбу вместе с крестьянами и катался на велосипеде. Его двухколесный транспорт и сегодня хранится в московском доме Толстого в Хамовниках.

Писатель любил длительные странствия — однажды он плавал в парусной лодке от Саратова до Астрахани. В дневнике записал: «Было очень поэтично и полно очарования для меня по новизне мест и по самому способу путешествия». А его послеобеденные прогулки часто растягивались часа на три, причем несколько раз Толстой уходил из Ясной Поляны пешком в Тулу.

Свое пристрастие к физической активности писатель объяснял любовью к движению. Если же просидит целый день дома, утверждал он, — к вечеру будет раздражителен и не сможет уснуть.

«Для меня ежедневное движение телесной работы необходимо как воздух. При усидчивой умственной работе без движения и телесного труда сущее горе. Не походи, не поработай я ногами и руками в течение хоть одного дня, вечером я уже никуда не гожусь: ни читать, ни писать, ни даже внимательно слушать других, голова кружится, а в глазах звезды какие-то и ночь проводится без сна».

Лев Толстой

МИХАИЛ ВРУБЕЛЬ: КУТЕЖИ

Михаил Врубель не мог контролировать свой бюджет и рационально тратить средства. Месяцами он жил на копейки, урезая свои расходы до минимума. Но получив приличный гонорар за картину, мигом забывал о тяжелых временах и мог спустить все за один вечер.

Константин Коровин, его сосед по мастерской, вспоминал, как Врубель потратил 20 рублей (немалые деньги по тем временам) на духи, чтобы вылить весь флакончик в таз и вымыться этой ароматной водой. «Потом затопил железную печь в мастерской и положил туда четыре яйца и ел их с хлебом печеные», — вспоминал Коровин.

Однажды на гонорар 5 000 рублей художник закатил пир в гостинице: с цыганами, оркестром, актерами, дорогим шампанским. На гулянье позвали всех постояльцев. Однако денег не хватило, и Врубелю пришлось напряженно работать еще несколько месяцев, чтобы выплатить долг.

В другой раз художник устроил такую грандиозную гулянку, что не мог даже купить холст для новой картины. Тогда он стал писать поверх портрета одного купца, который долго ему позировал. Тот, увидев испорченную работу, долго ссорился с Врубелем и собирался даже судиться с ним.

Удивительный мир

Почти все великие люди имели свои маленькие странности — ничего удивительного, ведь все это свойства характера, а они есть у каждого человека вне зависимости от его известности. Другое дело, если речь идёт о гении: тогда маленькие чудачества и привычки превращаются в «визитную карточку», а порой и в анекдоты.

·Иван Грозный по утрам и вечерам лично звонил в колокола на главной звоннице Александровской слободы. Таким образом, говорят, он пытался заглушить душевные страдания.

·Александр Суворов, знаменитый полководец, был настоящим жаворонком: он вставал задолго до рассвета, в два или три часа ночи. После этого обливался холодной водой, завтракал и, если дело происходило на поле боя, проезжал по позициям, крича петухом и пробуждая солдат. В семь утра граф уже обедал, а в шесть вечера ложился спать.

·Наполеон Бонапарт — французский полководец известен своей маниакальной любовью к горячим ваннам. В мирное время он мог принимать ванну по нескольку раз на дню. Специальный слуга должен был следить за тем, чтобы вода в ней всегда была необходимой температуры. Наполеон отмокал не меньше часа, диктовал письма, принимал посетителей. В военные экспедиции он обязательно брал с собой походную ванну. Под конец жизни на острове Святой Елены низложенный император почти весь день проводил в горячей воде. Помимо того, что Наполеон получал от этого гигиеническую пользу и удовольствие, он считал ванны прекрасным средством от геморроя, которым страдал с юности.

Еще одна характерная привычка Бонапарта – очень быстро, невнимательно и неопрятно завтракать, всегда в полном одиночестве (в комнату бывали допущены просители или жена с ребенком, но никого из них Бонапарт не приглашал за стол). Император требовал, чтобы все блюда приносили одновременно, и ел сразу со всех тарелок, не делая различия между супом и десертом. Обычно завтрак занимал не более десяти минут. Что касается знаменитой треуголки, то Наполеон действительно носил ее постоянно во время своих походов. Однако шляпы часто менялись: в гневе полководец имел обыкновение бросать их на землю и топтать ногами. К тому же под дождем фетровая треуголка довольно быстро размокала, поля её свешивались на лицо и затылок. Впрочем, Наполеон ничуть не терял при этом достоинства.

·Альберт Эйнштейн, один из величайших умов 20 века, как оказывается, не носил носков. В июле 2006 года была обнародована коллекция личных писем ученого, в которых он признается в этой маленькой странности жене: «Даже в самых торжественных случаях я обходился без носков и скрывал сие отсутствие цивилизованности под высокими ботинками».

Помимо этого, Эйнштейн увлекался игрой на скрипке и ездой на велосипеде.

Также Эйнштейн не говорил до четырех лет. Его учитель характеризовал его, как умственно отсталого человека.

·Лев Давидович Ландау, Нобелевский лауреат в области физики, постоянно цитировал какие-то «смешинки, стихи, рифмованные строчки, которые и стихами не назовёшь.»

«Например, стоило мне заикнуться, что я еду в Анапу, как он ответствовал: «Надену я чёрную шляпу, поеду я в город Анапу, там буду лежать на песке, в своей непонятной тоске. В тебе, о морская пучина, погибнет роскошный мужчина, который лежал на песке в своей непонятной тоске…»

И далее следовало что-нибудь на грани приличия:

В нашем саде, в самом заде,

вся трава примятая.

Не подумайте плохого,

всё любовь проклятая!», — писала в своей книге «Так говорил Ландау» Майя Бессараб. ев Ландау

Летом на даче ученый очень любил раскладывать пасьянсы, особенно такие, где надо просчитывать варианты. Даже самые сложные всегда у него складывались. «Это вам не физикой заниматься. Здесь думать надо !» – говорил он.

·Когда Маркони придумал радио и рассказывал своим друзьям, что будет передавать слова на расстоянии по воздуху, они посчитали его сумасшедшим и отвели к психиатру. Но уже через несколько месяцев его радио спасло жизнь многим морякам.

·Уинстон Черчилль, привычка британского премьера курить сигары и пить виски с самого утра, известна всем. А ещё великий политик был ярым поклонником сиесты. Обыкновенно он выходил из дома лишь вечером. С утра Черчилль завтракал и занимался деловой перепиской прямо в постели, затем принимал ванну, обедал, а потом, сыграв партию в карты с женой или позанимавшись живописью, он надевал пижаму и опять удалялся в спальню на пару часов. Во время войны домашний распорядок пришлось несколько изменить, однако даже в здании парламента премьер держал персональную кровать, на которой регулярно дремал после полудня, несмотря ни на какие новости с фронтов. Более того, Черчилль считал, что именно благодаря дневному сну ему и удалось отразить воздушное нападение Гитлера на Великобританию.

Черчилль, менял постельное белье каждую ночь. Причем в гостиницах, где он останавливался, часто даже ставили две кровати рядом. Проснувшись ночью, Черчилль ложился на другую кровать и спал на ней уже до утра. Причины этого биографы видят в том, что у него была мощная выделительная система, проще говоря, он часто потел…

Кстати, Уинстон Черчилль также коллекционировал солдатиков. Известно, что у него дома было несколько армий, которыми он с удовольствием играл.

·Чарльз Диккенс каждые 50 строк написанного текста обязательно запивал глотком горячей воды.

·Сальвадор Дали — великий живописец старался сделать свою жизнь более экстравагантной. Простую испанскую привычку поспать после обеда он переделал на сюрреалистический лад. Дали называл это «послеполуденный отдых с ключом» или «секундная сиеста». Художник садился в кресло, зажав между большим и указательным пальцами левой руки большой медный ключ. Рядом с левой ногой ставилась перевернутая металлическая миска. В этой позиции следовало попытаться заснуть. Как только цель была достигнута, ключ падал из разжавшейся руки, раздавался звон, и Дали просыпался. Он уверял, что секундный сон невероятно освежает, вдохновляет и дарит потрясающие видения.

Современные исследования доказали, что в момент перехода между дремой, которая является первой фазой сна, и глубокой второй фазой, творческий потенциал человека раскрывается, он способен предложить совершенно неожиданные решения проблем, которые казались неразрешимыми. Если, конечно, кто-нибудь догадается его разбудить.

·Когда мы смотрим на автомобили «Форд», мы подразумеваем, что их создатель Генри Форд всегда был богатым, успешным бизнесменом. Мы видим эту огромную империю, которая живет уже больше ста лет. Но мало кто из нас знает, что прежде, чем добиться финансового успеха, Форд несколько раз объявлял себя банкротом, разорялся подчистую – человек, который изменил ход истории, посадив мир на колеса.

·Людвиг Ван Бетховен ходил постоянно небритым, считая, что бритье препятствует творческому вдохновению. А перед тем как садиться за написание музыки, композитор выливал себе на голову ведро холодной воды: это, по его мнению, должно было очень стимулировать работу мозга. Аучитель Бетховена считал его совершенно бездарным учеником.

·ИоганнесБрамс «для вдохновения» постоянно без надобности чистил обувь.

·Исаак Ньютон однажды сварил карманные часы, держа в руках яйцо и поглядывая на него.

В письмах к друзьям великий физик жаловался на бессонницу, которая мучила его из-за привычки засыпать по вечерам в кресле у камина. Проснувшись в этом положении среди ночи, совершенно бесполезно перебираться в спальню: нормального сна уже не будет.

·Бенджамин Франклин — отец-основатель США славился, во-первых, ранними подъемами (в пять утра он уже был на ногах), а во-вторых, как и Наполеон, любовью к горячим ваннам. В ванне Франклин предпочитал работать – сочинять свои научные и публицистические статьи, и даже Декларацию независимости США. Также сэр Бенджамин считал очень полезными воздушные ванны, то есть он попросту сидел голышом и опять же корпел над текстами. Любил, так сказать, чтобы мысли ничто не стесняло.

И ещё — Бенджамин Франклин садясь за работу, запасался огромным количеством сыра.

·Иоганн Вольфганг фон Гете имел привычку каждый день купаться в реке Ильм, которая протекала рядом с его домом. Еще Гете обязательно открывал на ночь окно, а иногда даже спал на веранде, в то время как его современники и соотечественники считали сквозняки главным врагом здоровья.

·Фридрих Шиллер — немецкий поэт и философ не мог писать, если ящик его письменного стола не был набит… гнилыми яблоками. Гете, друг Шиллера, рассказывал: «Однажды я пришел навестить Фридриха, но он куда-то отлучился, и его жена попросила меня подождать в рабочем кабинете. Я сел в кресло, облокотился о стол и вдруг почувствовал резкий приступ тошноты. Я даже отошел к открытому окну, чтобы подышать свежим воздухом. Поначалу я не понял причины этого странного состояния, а потом догадался, что дело в резком запахе. Скоро обнаружился и его источник: в ящике стола у Шиллера лежала дюжина подпорченных яблок! Я позвал было слуг, чтобы они убрали безобразие, но мне сказали, что яблоки тут положены специально, что иначе хозяин и работать не может. Вернулся Фридрих и все это подтвердил!»

·Иосиф Сталин был известен своим пристрастием к простой одной и той же одежде. Если он привыкал к какой-то вещи, то носил её до упора. «Выходные туфли у него имелись только одни. Ещё довоенные, – вспоминает телохранитель вождя А. С. Рыбин. – Кожа у них уже вся потрескалась. Подошвы истерлись. Вид туфлей был ужасный . Всем было страшно неловко, что Сталин в них на работе и приёмах, всюду. Вся охрана решила сшить новые туфли. Ночью Матрена Бутузова поставила их к дивану, а старые унесла…» Однако подмены не вышло. Проснувшись, генсек устроил скандал и потребовал, чтоб ему вернули старую обувь. Он носил их чуть не до самой смерти. А ещё Сталин имел привычку ходить туда-сюда, когда говорил что-нибудь. При этом он, если удалялся от слушателей или поворачивался к ним спиной, совершенно не заботился повышать голос. Подчиненные должны были соблюдать гробовую тишину, вслушиваться и схватывать всё на лету. Говорят, после длительных совещаний люди выходили чуть не качаясь от перенесенного напряжения и страха пропустить что-то важное. Источник этой привычки на самом деле прост: из-за полиартрита вождя мучили боли в ногах, которые усиливались, если он долго сидел на одном месте.

·Николай Гоголь прекрасно готовил макароны. Живя в Риме, Гоголь специально ходил на кухню учиться у поваров, а потом угощал своих друзей.

·Александр Пушкин помимо знаменитой привычки рисовать на полях рукописей всевозможные каракули, Александр Сергеевич страшно любил во время работы пить лимонад. «Бывало, как ночью писать, – сейчас ему лимонад на ночь и ставишь», – рассказывал камердинер поэта Никифор Федоров. Ещё Пушкин, отчаянный дуэлянт и невероятно суеверный человек, веривший в предсказание, что ему суждено умереть от руки блондина, постоянно ходил с тяжелой железной палкой, больше похожей на палицу. «Для того, чтобы рука была тверже: если придется стреляться, чтоб не дрогнула», – пояснял поэт друзьям.

Александр Сергеевич очень любил пострелять в бане. Говорят, что в селе Михайловское почти ничего подлинного со времен поэта толком сохранить не удалось, однако стена, в которую Пушкин стрелял, на удивление осталась в целости.

·Лев Толстой . Многие современники считали, что Лев Николаевич совсем сошёл с ума на почве своих религиозных идей, оттого и ходит в рубище да якшается со всяким сбродом. Однако яснополянский граф объяснял своё пристрастие к пахоте и косьбе обычной привычкой к движению. Если Толстой за день ни разу не вышел из дома хотя бы на прогулку, то к вечеру становился раздражителен, а ночью долго не мог заснуть. Верхом он не ездил – оставались только упражнения с косой и плугом. В этом смысле особенно тяжело давались графу осень и зима с их вынужденным затворничеством. Впрочем, Лев Николаевич придумал себе занятие – рубить дрова. Зимой, в своём московском доме, писатель никому не позволял делать эту работу. Каждое утро он выходил во двор и рубил поленницу дров, а потом ещё на санях привозил воду из колодца.

·Лорд Байрон приходил в крайнюю степень раздражения при виде солонки с солью.

·Оноре де Бальзак , автор «Человеческой комедии» привык писать практически исключительно по ночам и был заядлым кофеманом. «Кофе проникает в ваш желудок, и организм ваш тотчас же оживает, мысли приходят в движение, – писал он. – Встают образы, бумага покрывается чернилами…» Помимо чернил, рукописи Бальзака были покрыты следами от кофейных чашек: он пил их одну за другой, приготовляя на специальной спиртовке, которая стояла рядом с письменным столом. Подсчитали, что за свою жизнь он выпил около 50 тысяч чашек кофе. Благодаря кофе писатель мог работать по 48 часов кряду, однако врачи считают, что эта привычка во многом и стала причиной его смерти: не выдержало сердце.

Кроме того, в знак глубокого уважения к гениальному человеку он обязательно снимал шляпу. Спросите, что тут странного? Бальзак это делал, когда говорил… о себе!

·Физик Вальтер Нернст, автор третьего начала термодинамики, разводил карпов. Когда его спрашивали, почему именно карпов, а не каких-либо других рыб или животных, он отвечал, что теплокровных животных он разводить не будет, поскольку не хочет обогревать мировое пространство за свои деньги.

·Бросившего медицину Дарвина отец с горечью укорял: «Тебя ничего не интересует, кроме ловли собак и крыс!»

·Моцарту, одному из самых гениальных композиторов, император Фердинанд сказал, что в его «Женитьбе Фигаро» «слишком мало шума и слишком много нот».

·Наш соотечественник Менделеев имел тройку по химии.

·Уолт Дисней был уволен из газеты за недостатком идей.

Записи созданы 1930

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх