Произведения про волгу

Литературное творчество поволжских немцев
в период с 1764 по 1941 гг.
(краткий обзор)

I

Основоположником литературы поволжских немцев можно по праву назвать Бернгарда Людвига фон Платена (Bernhardt Ludwig von Platen, 1733-74). Его «Описание путешествия колонистов и образа русских» («Reise-Beschreibung der Kolonisten, wie auch Lebensart der Russen»), представляющее собой путевые заметки и впечатления о новой родине, написанное в стихах, является первым литературным произведением колонистов. Однако, поэма Платена не оказала непосредственного влияния на литературу поволжских немцев и многие годы была единственным художественным произведением немецких колонистов. Лишь с последней трети XIX в. литература немецких колонистов начинает получать всё большее развитие.

В этот период появляются такие имена, как Ф. фон Вальберг (Ferdinand von Wahlberg, 1847-1920), А. Вульф (Alexander Wulf, 1862-1921), Г. Бератц (Gottlieb Beratz, 1871-1921), Г. Бауэр (Gottlieb Bauer), А. Гунгер (Alexander Hunger), А. Эмих (Adam Emich, 1872-1937), и др. Основная часть произведений ранних авторов написана в «образцовом духе благодарности и преданности царю и отечеству» и несет на себе, как правило, выраженный отпечаток религиозности. Нередко авторы обращаются к теме истории поволжских колоний и описанию жизни колонистов, например, очерк «К истории немецких колоний на Волге» Ф. Дзирне (Friedrich Dsirne, 1835-72), исторический роман из прошлого поволжских колоний «Stephan Heindel» Иронимуса (Hieronimus, литературный псевдоним прелата Иосифа Крушинского, 1865-1940) и др.

Характерным примером творчества немецко-поволжских авторов начального периода являются работы Антона Шнайдера (Anton Schneider, 1798-1867) — педагога, публициста и просветителя. Из-под его пера вышло большое количество статей для изданного им домашнего и сельскохозяйственного календаря, книга о признанной религии, два молитвенника. Он собрал материал для двух сборников — церковных и народных песен, снабдив их фигуральными нотами. В 1855 г. он впервые записал историю о набегах на немецкие колонии кочующих племён киргизов. А. Шнайдеру принадлежит объёмистый труд, написанный им в 1863 г., «Зарисовки из жизни колонистов Саратовской и Самарской губерний на обоих берегах Волги, а также быт старых поселений и состояние их хозяйствования по настоящее время» („Lebensbilder der Kolonisten im Saratowschen und Samarischen Gouvernemente auf beiden Seiten der Wolga. Als wie auch deren Ansiedlung, Einrichtung und Wirtschaft derselben bis auf die gegenwärtige Zeit“).

К началу XX в. в литературе колонистов устанавливаются демократические тенденции. Наиболее заметными произведениями этого направления в дореволюционный период являются повести известного педагога, просветителя и общественного деятеля Августа Лонзингера (August Lonsinger, 1881-1953), содержащие замечательное изображение жизни и нравов поволжских колонистов и яркие образцы живой крестьянской речи («Geh mr weck mit so ra Kultur», «S is alles Öl g’schlaga, awer wie», «Wenigstens wie’n Minister»). Самые значительные произведения Лонзингера дореволюционного периода — роман «Nor net lopper g’gewa» (1912) и веселый рассказ «Hüben und drüben» (1914) о поволжском немце — эмигранте в Америку.

Знаковым событием, отразившемся на литературном творчестве поволжских немцев, стала подготовка к 150-летнему юбилею образования колоний в Поволжье. Специально к этой дате было написано не мало различных работ: фундаментальное исследование Г. Бератца «Немецкие колонии на нижней Волге в их становлении и первоначальном развитии» («Die deutschen Kolonien an der unteren Wolga in ihrer Entstehung und ersten Entwicklung»), сказка Ф. фон Вальберга «Die Geburt der Heimatliebe unter den Bowohnen der Wolgasteppe» (не опубликована) и др. Наиболее известные художественные произведения, созданные в этот период — поэма Давида Куфельда «Песня о кистере Дайсе» («Das Lied vom Kuster Deis»), в которой помимо жизни и уклада колоний отражён один из опустошительных набегов кочевников, и историческая драма Готлиба фон Гебеля (Gottlieb von Göbel, псевдоним Готлиба Бератца) и учителя Александра Гунгера «Киргиз Михель» («Fest und treu der Kirgisen-Michel und die schöne Ammie aus Pfannenstiel») о необычной судьбе немецкого юноши, увезенного кочевниками и проданного ими в рабство, о любви к нему киргизской девушки Сулейки, дочери хозяина, которая, жертвуя ради свободы любимого своей любовью, помогает ему бежать из плена к его невесте.

II

После революции в российскую немецкую литературу пришло новое поколение писателей — зачинателей так называемой «пролетарской» литературы. Типичным представителем нового направления среди немецких писателей Поволжья был Франц Бах (Franz Bach, 1885-1942), автор стихотворений «Das Blutbad am Karaman» («Резня на реке Караман»), «Die schwarze Internationale» («Черный интернационал»), посвященных проблемам «классовой борьбы» в немецких селах, «Ideale Lehrer» («Идиальный учитель») и др. Многие его стихотворения отличались примитивностью и плакатностью.

Продолжает свою писательскую деятельность в новое время Август Лонзингер. В 1920-е гг. появляются следующие его произведения: рассказ из революционного времени «Wandlungen» (1924), рассказ о периоде гражданской войны «Dein Versprechen» (1926), классическое и единственное в своем роде сатирическое произведение «Ropp-Zopp» (1923) и др.

Одним из наиболее значительных авторов довоенных лет является Герхард Завацкий (Gerhard Sawatzky, 1901-44). Из его произведений выделяется поэма «Засуха». Он пишет об «изживании старого и нарастании нового быта». В своей повести «Среди белых убийц» писатель в ярких красках рисует историю «перевоспитания» меннонитской молодежи. Главное произведение Г. Завацкого — роман «Wir selbst» («Мы сами») (1934-38) о жизни немецкого крестьянства на Волге, коллективизации и «строительстве нового общества». Над этим большим произведением Завацкий работал много лет. Фрагменты, главы из романа публиковались в немецких газетах и журналах того времени, но целиком роман до войны издан не был. Лишь много лет спустя роман увидел свет — в 1984-88 гг. он был опубликован в альманахе «Heimatliche Weiten».

Другой яркой фигурой литературного творчества поволжских немцев является Андреас Закс (Andreas Saks, 1903-1983). Его литературная деятельность началась в 1920-е гг. С развитием немецкого театра в Немреспублике (с 1931 г.) потребовался и репертуар из новой жизни немцев Поволжья. Первой такой пьесой стала пьеса А. Закса и П. Куфельда «Die Quellen sprudeln» («Бьющие ключи»), посвященная развитию животноводства в республике. Со временем А. Закс стал ведущим драматургом театра. Им написаны также пьесы «Вознесение в ад патера Вуцки» («Pater Wutzkis Höllenfahrt»), сказка-пьеса «Фриц становится героем» («Fritz wird ein Held»), историческая пьеса из жизни колонистов «Франц Крафт», драма «Родной очаг» и др. Пьесы Закса ставились не только на сцене Немецкого драмтеатра в Энгельсе, но и на клубных сценах в немецких селах. С 1934 г. А. Закс — член Союза писателей СССР, а с 1938 г. — председатель Союза писателей АССР Немцев Поволжья.

Говоря о литературном творчестве поволжских немцев, было бы несправедливым не упомянуть незаслуженно забытое имя Франца Шиллера (Franz Schiller, 1898-1955) — известного в стране литературоведа, специалиста по западноевропейской литературе. В 1927 г. в Покровске вышло в свет первое отдельное издание Шиллера — «Literatur zur Geschichte und Volkskunde der deutschen Kolonien in der Sowjetunion für die Jahre 1764-1926» («Литература по истории и этнографии немецких колоний Советского Союза за 1764-1926 гг.»). Эта брошюра стала первой попыткой систематической библиографии по истории российских немцев. К литературным работам Ф. Шиллера принадлежат среди прочих рассказы «Wie wir gestorben sind» и «An den blauen Bergen». Большинство его литературных произведений собраны в книге «Kampfesbilder aus der Steppe» («Эпизоды борьбы из степного края»), посвященной жизни немцев Поволжья в начале ХХ в. (издана в Покровске в 1930 г. под псевдонимом F. Petersen).

К известным немецко-поволжским писателям довоенного периода относятся также: Герберт Генке (Herbert Henke), поэт, рассказчик, переводчик, родившийся в 1913 г. на Волыни, но живший и работавший в Поволжье, первые его публикации появились в 1934 г. в литературном журнале «Der Kämpfer», член Союза писателей СССР с 1939 г.; Доминик Гольман (Dominik Hollman, 1899-1990), писатель, поэт, переводчик, автор школьных учебников, с 1930 г. в немецкоязычной периодике публиковались его многочисленные стихи и новеллы, член Союза писателей СССР с 1940 г.; Рейнгард Кёльн (Reinhard Köln, 1900-88), заявивший о себе в литературе в 1923 г. воспоминаниями о своём участии в боях с белыми войсками на Южном фронте («Der schrecklichste Tag in meinem Leben»), в своих заметках, очерках и рассказах писал о классовой борьбе и социалистическом строительстве на селе; Генрих Кемпф (Heinrich Kämpf, 1908-73), автор повестей «Der sonnige Tag», «Rotarmist, schlag ein!», «Gelegenheit», фантастического романа для детей «Boykos Flug auf den Mars» и пьесы для детей «Sander will Maschinist werden», а также ряда фантастических рассказов, член Союза писателей СССР с 1939 г.; Клара Оберт (Klara Obert, 1896-1971), занимавшаяся фольклорными исследованиями и заявившая о себе как этнограф, её рассказы для детей и о детях публиковались ещё в 1920-е гг. в журнале «Wolgadeutsches Schulblatt»; Пауль Рау (Paul Rau, 1897-1930), известный археолог, с 1922 г. занимавшийся также литературным творчеством, автор стихов и шванков, публиковавшихся в журнале «Unsere Wirtschaft» («In der Abendstunde», «Zwei Manner und ein Schwanensang», «Am Karaman (Pannenstiel)»); Адам Рейхерт (Adam Reichert, 1869-1936), главный редактор республиканской газеты «Nachrichten», автор произведений «Annchen, die Batrakin», «Eine Bolschewikin als Stiefmutter» и др.; Иоганнес Шауфлер (Johannes Schaufler, 1909-35), автор ряда произведений прозы и книги стихов («Die wolgadeutsche Schule einst und jetzt», «Die alte Geige», «Hopsapolka» и др.); Карл Шмидт (Karl Schmidt, 1903-1930-е гг.), писавший фельетоны, рассказы, юморески и очерки, автор произведений: «Damon Alkohol», «Die Steppen brausen und bluhen auf» и др., делегат 1-й конференции немецких писателей Поволжья (1934); Готлиб Шнайдер (Gottlieb Schneider, 1893-1941) — ответственный партийный работник, народный комиссар сельского хозяйства АССР НП, автор повестей «Бандиты», «Переворот», «Каменный холм» и др.; Христиан Эльберг (Christian Ölberg, 1889-1942), первый председатель писательской организации на Волге, директор Немецкого государственного издательства в г. Энгельсе, автор повестей и рассказов «An der Wolga», «Das Dorf marschiert», «Die neue Brigade», «Fritz wird Rotarmist» и др.

Многие из перечисленных литераторов принимали участие в первых объединительных конференциях немецких писателей в Харькове (декабрь 1933) и Энгельсе (февраль 1934), а затем в Первой Всесоюзной конференции немецких писателей в Москве (март 1934). Это были первые и последние предвоенные форумы.

К концу 30-х гг. литература российских немцев значительно снизила свою активность и художественный уровень: старшего поколения в литературном строю уже практически не было, большинство лучших немецких писателей и поэтов было репрессировано, а младшее поколение, формировавшееся тридцатыми годами, только ещё делало свои первые шаги.

Ряд молодых авторов, заявивших о себе в немецко-поволжской литературе и начавших публиковаться ещё до войны, в основном в 30-х гг., получили более широкую известность уже после 1957 г. Среди них: Альвина Беннер (Alwine Benner, 1904-75), начавшая писать ещё в 15-летнем возрасте; Фридрих Больгер (Friedrich Bolger, 1915-88), прозаик, поэт, переводчик, первые стихи были опубликованы в 30-х гг. в газетах «Rote Jugend», «Nachrichten», в литературном журнале «Der Kämpfer»; Давид Вагнер (David Wagner, 1914-77), журналист и поэт, в 1932-35 гг. работавший редактором газеты «Rote Jugend», первые стихи были опубликованы в 30-х гг. в газетах «Rote Jugend», «Jungsturm» и др.; Карл Вельц (Karl Welz, 1911-91), журналист и поэт, начавший свою деятельность с 1932 г. в качестве сотрудника различных немецкоязычных газет («Nachrichten», «Rote Sturmfahne», «Der Kämpfer»); Вольдемар Гердт (Woldemar Herdt, 1917-97), поэт, рассказчик, критик, первые стихи и рассказы были опубликованы в 1936 г. в детских и молодежных газетах Немреспублики; Эдмунд Гюнтер (Edmund Günther, 1922-82), поэт, очеркист, шванкист, журналист, писать начал ещё в школе, первое стихотворение было опубликовано в газете «Junger Stürmer» в 1936 г.; Виктор Клейн (Victor Klein, 1909-75), поэт, рассказчик, публиковавшийся в газетах «Rote Fahne», «Rote Jugend», «Nachrichten»; Вольдемар Эккерт (Woldemar Ekkert, род. 1910 в с. Кеппенталь), литературовед, переводчик, поэт, первые стихи были опубликованы в газетах «Rote Jugend», «Nachrichten» и др.

Начало войны, ликвидация автономии поволжских немцев, тотальная депортация немцев с мест их традиционного проживания и последующие события прервали их литературу совсем и на долгие годы.

Возрождение литературы российских немцев началось лишь после 1957 г.

При подготовке статьи использованы:

1. Отчий дом. Сборник произведений. М., 1989.
2. Немцы России: энциклопедия. Т. 1, 2, 3. М., 1999, 2004, 2006.
3. Keil R. Russland-Deutsche Autoren. Weggefährten, Weggestalter 1764-1990.
4. Lexikon der Russlandeutschen. Teil I: Zur Geschichte und Kultur.
5. Интернет-ресурсы:
Литература немцев СССР // Литературная энциклопедия, 1934, т. 7, с. 880.
Шелленберг А., Мюллер В. Литература российских немцев // Берлинская лазурь, Берлин, 2005.
Мюллер В. Литература российских немцев: современные тенденции // Берлинская лазурь, Берлин, 2006.

Художественная литература 1764-1941 гг.

    Фердинанд фон Вальберг

  1. Christian Bode
    (Рассказ.)

    Доминик Гольман

  2. Der Fremde (Erzählung) / Чужой (Рассказ)
    Перевод на русский язык Иды Бендер, редакторская правка Агнессы Госсен-Гизбрехт.

    Эдуард Губер

  3. Стихотворения
    (Душе; Любовь; Одиночество; В минуты скорбные и гнева и волнений; Новгород.)
  4. Стихотворный перевод трагедии Гёте «Фауст»

    Петер Зиннер

  5. Stenka Rasin und die Fürstentochter
    (Перевод известной русской песни «Из-за острова на стрежень».)

    Иеронимус (Йозеф Крушинский)

  6. Stephan Heindel
    (Историческая повесть.)

    Давид Куфельд

  7. Das Lied vom Küster Deis

    Август Лонзингер

  8. Ropp Zopp
  9. Nor net lopper g’gewa

    Клара Оберт

  10. Sie hot’s gfunne

    Борис Пильняк

  11. Немецкая история

    Бернгард Людвиг фон Платен

  12. Reise-Beschreibung der Kolonisten, wie auch Lebensart der Russen

    Франц Шиллер

  13. Kampfesbilder aus der Steppe

    Сборники стихов, опубликованных в периодических изданиях

  14. Стихи, опубликованные в журнале «Klemens» 1-го года издания (1897/98)
  15. Стихи, опубликованные в журнале «Unsere Wirtschaft» за разные годы

Современная художественная литература

  1. Бендер И. Сага о немцах моих российских. Изд-во «Deutsche aus Russland», Oerlinghausen, 2013.
  2. Германн Л. Смилуйся, Господи. Берлин, 2003. (Z)
  3. Крюгер В. Wolga-матушка: Повесть о Давиде и Дородее. СПб., 2015.
  4. Лейнонен Р. Тебе писал я строки эти… Избранная лирика. BMV Verlag Robert Burau, 2011.
  5. Подземные колокола. Сборник поэзии российских немцев. / Сост. Г. Вормсбехер. М., 1997. (Z)
  6. Рейтер Э. Украденная юность. СПб., 2017.
  7. Ридель Р. Ограничения. История немецкого мальчика в России. Мюнхен, 2012.
  8. Фитц А. Легенды старого Ташкента и Другие истории. СПб., 2015.
  9. Фитц А. Письмо канцлеру. Очерки нашей жизни. М., 2009.
  10. Фитц А. Путешествие на Землю. Берлин, 2001.
  11. Фитц А. Утро в раю. М., 2011.
  12. Шварцкопф И. Истории из жизни сороки. Сборник стихов. Астана, 2012.
  13. Шмидт А. Память сердца. Вормс, 2013.
  14. Шмидт Н. Я вернулась к себе. Стихи, очерки, эссе, воспоминания. Калининград, 2013.
  15. Шмидт Н. Я тихо с прошлым говорю. Очерки-зарисовки. Воспоминания. Калининград, 2014.
  16. Aul V. Das Manifest der Zarin. Roman. Stuttgart, 1992.
  17. Bender I. Schön ist die Jugend… bei frohen Zeiten. Biografischer Roman. Geest-Verlag, 2010.
  18. Busch, W.: Max und Moritz
  19. Er lebt in jedem Volk. Sowjetdeutsche Poesie und Prosa, dem großen Lenin gewidmet. M., 1970. (Z)
  20. Riedel R. Einschränkungen. Die Erlebnisse eines deutschen Jungen in Russland. München, 2012.
  21. Trutanow I. Russlands Stiefkinder. Berlin, 1992. (Z)

>Волга в произведениях русских писателей. «Максим Горький — волжский Буревестник»

Михин Дмитрий Андреевич,

«Максим Горький — волжский Буревестник»

город Волгоград ГАПОУ «Волгоградский техникум железнодорожного транспорта и коммуникаций»,

1 курс, группа СПС 1-15 «Слесарь по ремонту подвижного состава»

В образном восприятии сущности русской народности Волга играет исключительную и центральную роль, это корень и стержень всего русского народа, образный идеал. Она всегда одушевлена, ей приписываются человеческие качества, а идеальный русский человек должен соответствовать образу этой реки. В литературе и искусстве Волга встречается не слишком часто, но с её образом связаны поистине культовые произведения. В культуре XIX и начала XX века с Волгой связаны наиболее «народные» представители культуры: Н.А. Некрасов, Максим Горький, Ф. И. Шаляпин.

Волга — типично равнинная река. От истока до устья она спускается всего на 256 метров. Это очень малый уклон по сравнению с другими величайшими реками мира, что дает очень большие удобства для судоходства.

«… медленно движутся навстречу берега Волги, — левый, весь облитый солнцем, стелется вдоль до края небес, как пышный, зеленый ковер, а правый взмахнул к небу кручи свои, поросшие лесом, и замер в суровом покое. Между ними величаво простёрлась широкогрудая река; бесшумно, торжественно и неторопливо текут её воды …» М. Горький

Для средней Волги характерны три основных типа берегов. Справа, возвышаются незатопляемые ни при каких уровнях воды древнее берега, спускающиеся к реке крутыми скатами; иногда, на повороте, такой берег вдается в реку Волгу, образуя утес. Слева преобладают чрезвычайно пологие, постепенно возвышающиеся к низкой луговой пойме песчаные берега, Чередующиеся с «ярами — обрывистыми, почти отвесными откосами, глинистыми, песчанно — глинистыми; в некоторых местах они достигают значительной высоты. «Между ними величаво простерлась широкогрудая река; бесшумно, торжественно и неторопливо текут ее воды; горный берег отражается в них черной тенью, а с левой стороны ее украшают золотом и зеленым бархатом песчаные каймы отмелей, широкие луга». М. Горький

…Над родной Волгой взмахнула крылом молодая слава Горького.

Отсюда она полетела, чтобы, с необычной скоростью миновав рубежи земель и вод, превратиться в славу мировую. Ее называли сказкой — эту чудо-славу. И она была сказкой, потому что молнии ее доносили удивительный зов писателя — сделать жизнь прекрасной.

С призывом своим еще вчера неведомый художник обращался к людям, не обладавшим ни богатствами, ни могуществом, к людям, лишенным какой-нибудь образованности, чаще — неграмотным, забитым нуждою, угнетенным работами без меры и просвета. Их звал он распрямиться, в них будил гордость человека…

Горький поднял свою жизнь из народных низин, которые пугали мещанина, и птицею взлетел над ними — вот что поражало именно этого мещанина…

Горький с молодости все ближе и глубже узнавал людей революции, среди них — и будущих марксистов. Ему доводилось учиться в кружках рабочей молодежи, для которой ключи, к партийному подполью не всегда были секретом. Юношей отправляясь пешком по Руси, чтобы узнать ее, Горький вышел на историческую дорогу нашей страны — на дорогу революционера.

«Я в жизнь пришел, чтобы не соглашаться» – прозвучит девиз юности. С чем? С жестокой неправильной жизнью, которая редко, очень редко может одарить человека минутами счастья и радости, как, например, плыть с хорошими людьми по Волге, любоваться азартной пляской бабушки, погружаться в чудесный мир книги. Позже будет несогласие с мотивами смерти, распада, уныния в русском декадансе, с эстетикой критического реализма, с его героем, неспособным к яркому поступку, подвигу. Горький убежден: «Чтобы человек стал лучше, ему нужно показать, каким он должен быть»; «настало время нужды в героическом» (из писем к А.П. Чехову).

«Человека создает его сопротивление окружающей среде», — писал Горький спустя много лет. Это сопротивление окружающему корыстному и жестокому миру, нежелание жить так, как живут вокруг, рано определили характер будущего писателя.

Миру корыстных, звериных отношений между людьми противостоял мир прекрасного — красавица Волга, воспетая в песнях, река бунтарей.

С детства вошла в жизнь Алеши музыка. В доме Кашириных пели старинные песни, мещанские романсы, дядя Алексея был хорошим гитаристом, а двоюродный брат пел в церковном хоре.

Дед начал учить внука грамоте по Псалтырю и Часослову*. Мать заставляла мальчика учить наизусть стихи, но скоро у Алеши появилось «непобедимое желание переиначить, исказить стихи, подобрать к ним другие слова». Так возникли стихи.

Попавший в двенадцать лет на борт корабля, за жалованье два рубля в месяц, он работал с шести утра до полуночи в чаду и шуме кухни. Но иногда он убегал на корму и любовался сжимающимся сердцем необъятной, умиротворяющей Волгой. Величию этой могучей реки суждено было наложить на Алексея отпечаток на всю жизнь. «Ночь, – напишет он, – ярко светит луна, убегая от парохода влево, в луга. Старенький рыжий пароход, с белой полосой на трубе, не торопясь и неровно, шлепает плицами по серебряной воде, навстречу ему тихонько плывут темные берега, положив на воду тени, над ними красно светятся окна изб, в селе поют девки – водят хоровод, – и припев „ай-люли“ звучит, как Аллилуйя… Меня почти до слез волнует красота ночи».

Но интересы пытливого и любознательного подростка не ограничивались мещанским, обывательским чтивом. Он полюбил и оценил книгу, которая учила и заставляла думать, — произведения Пушкина, Гоголя, Бальзака, Флобера, Золя.

«…Дама вынесла маленький томик в переплете синего сафьяна.

— Это тебе понравится, только не пачкай!

Это были поэмы Пушкина. Я прочитал их все сразу, охваченный тем жадным чувством, которое испытываешь, попадая в невиданное красивое место, — всегда стремишься обежать его сразу. Так бывает после того, когда долго ходишь по моховым кочкам болотистого леса и неожиданно развернется перед тобою сухая поляна, вся в цветах и солнце. Минуту смотришь на нее очарованный, а потом счастливо обежишь всю, и каждое прикосновение ноги к мягким травам плодородной земли тихо радует».

Книги не заслоняли от Алексея жизни, но изменяли ее, делали ярче,

значительнее, интереснее. «Книга для меня — чудо», — писал Горький в 1926 году, и этот восторг перед книгой он пронес через всю жизнь — с плавания по

Волге со Смурым до последних дней жизни.

Максим Горький писал:»…медленно движутся навстречу берега Волги, — левый весь облитый солнцем, стелется вдоль края небес, как пышный зеленый ковер, а правый взмахнул к небу кручи свои, поросшие лесом, и замер в суровом покое…» Видимо, не случайно в старину волжские города располагались так, что на правом берегу стояли те из них, которые носили мужское имя,- Ярославль, Саратов, Симбирск, на левом-женские-Кострома, Казань, Самара, Астрахань.

Высокий идеал личности писателя, воплощенный в Каронине, стал в будущем идеалом и Горького. Каронин говорил о русской литературе, пробудил в Алексее интерес к босякам (им посвящен ряд первых рассказов Горького). Тяжело больной, полунищий, только что вернувшийся из ссылки, он не жаловался на свою судьбу, жил «весь поглощенный исканием «правды — справедливости».

Другим писателем, с которым познакомился Алексей в Нижнем, был В.Г.Короленко. Алексей отнес ему написанную ритмической прозой «Песнь старого дуба». В этой «огромной» поэме он изложил свои мысли о теории эволюции. «Песнь» — она до нас не дошла — Короленко не понравилась: он рекомендовал писать что-нибудь о пережитом. Сильно огорченный, Алексей долго не брал в руки пера. Но однажды, летней ночью, когда он любовался Волгой, рядом сел Короленко.

— Что же — пишете вы?

— Нет…

— Жаль и напрасно… Я серьезно думаю — кажется, у вас есть

способности.

Многочисленные встречи, долгие беседы с сотнями людей, лавина разнообразных впечатлений оказались не под силу писателю, и почти месяц Горький живет на даче в Краскове под Москвой — в густом хвойном лесу.

Но и здесь по-прежнему напряженная писательская работа, горячие беседы. «Он был бодр и производил впечатление человека лет сорока, живущего во всю полноту физических и духовных сил. Вот только кашель — глухой, надрывный, как бы раздирающий ему грудь и потому особенно мучительный…» — вспоминает писатель И.Жига.

Природа для поэзии – это как бы ее второе «я», зеркало, в котором яснее узнается собственный облик. Кем бы ни выступала природа для поэзии: союзницей или соперницей, наставницей или ученицей, — именно по отношению к ней поэзия осознает всю ширь и насущность своего присутствия в мире как природы «второй», сотворенной, но столь же безусловной и вездесущей, как первая. Природы не только тема поэзии, но и наивысший ее идеал, та большая поэзия, которая уже не вмещается в индивиуальный стиль, выходит за рамки авторства, стирает подписи, имена и становится плотью мира. Осознать свое родство с такой поэзией – для всякого автора величайшее счастье и честь.

Тогда, на перевале двух столетий, мир резко разломился для писателя на друзей и врагов. Реакция утвердилась во мнении о «вредности» горьковских произведений для существовавшего порядка.

Царские власти выискивали в деятельности Горького наказуемость всякого шага. Немыслимо, конечно, взвесить, сколько душевных сил похищено было у писателя заточениями в полицейских участках, тюрьмах, крепости, под надзором тайным или явным, в арестных домах или под домашним арестом. То, что на протяжении всей цепи преследования Горький не дал дрогнуть мужеству своего волшебного пера, свидетельствует о величии духа истинного поэта…

20 августа 1929 Горький снова отправляется в поездку по СССР. На пароходе» Карл Либкнехт» он плывет по знакомой ему с детских лет Волге, осматривает Астрахань, Сталинград, затем Ростов-на-Дону, совхоз «Гигант», кавказское побережье Черного моря, Тифлис. На клумбах раскрылись и пахнут белые цветы табака. За Москвой-рекой, на лугах не видно тумана. Алексей Максимович, опустив усы, не торопясь, идет к тому месту, где собраны кучки хворосту. Поджигает костер. Стоит, насупившись, глядит, как пляшет огонь, — искры уносятся вверх сквозь дрожащую листву, в ночь. В глазах его, серо-синих, — большое удовольствие.

Стоя между краснеющими стволами, он, может быть, вспоминает те, — иные костры, зажженные им сорок лет тому назад* на берегах Волги. Его костры озарили очертания наползающей революционной грозы. От огней его костров шарахнулось злобно, ночными напившимися призраками, — вековечное российское мещанство. Тревога его костров разбудила дремавшие силы бунта. Искры понеслись по всей необъятной России, перекинулись через рубежи, возмущая умы предвестием великих событий, неминуемых потрясений».

Его напряженное внимание к собеседнику, душевность, умелый совет и в то же время строгость и требовательность, принципиальность, никогда не превращавшиеся в унылую «проработку», неизменно располагали к себе, и каждый уходивший с Малой Никитской уносил с собой частицу горьковской мысли, частицу его таланта, его душевного тепла.

Тот, кто с ним говорил хоть недолго,

выходил, полный сил, на порог.

Человек этот был, словно Волга,

вдохновенно могуч и широк! —

пишет поэт Павел Железнов, один из тех, кому Горький дал путевку в жизнь.

11 августа писатель едет в Горький, откуда с друзьями и семьей

(невесткой и внучками) совершает путешествие по Волге (по Волге он плавал и летом 1934 года).

Писатель хотел последний раз полюбоваться Волгой, и окружающие чувствовали, что он прощается с рекой детства и молодости. Поездка была тяжелой для Горького: мучали жара и духота, постоянная тряска от слишком мощных машин только что построенного парохода «Максим Горький» («Можно бы и без этого», — проворчал писатель, увидев на пароходе свое имя).

Горький беседовал с партийными и советскими руководителями городов, мимо которых проплывал пароход, рассказывал о своей молодости, о волжской жизни тех лет, слушал последние шаляпинские пластинки, недавно привезенные

Екатериной Павловной из Парижа от великого певца.

«Всюду по берегам рек, в городах идет неутомимая работа строительства нового мира, возбуждая радость и гордость», — подытоживал Горький свои впечатления от поездки в письме Р.Роллану.

Записи созданы 1930

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх