Почему прибалты не любят русских

Почему Прибалтика нас не любит: взгляд оттуда

В советское время, ещё будучи школьником, я много ездил в Эстонию. Жил на хуторе. То, что прибалты русских не любят, знал – говорили родители. Но никогда этого не чувствовал. Спокойно ходил, никто никогда никак меня не третировал. Дружили с эстонской семьей из города Выру. Ездили в гости друг к другу.

При этом их дети, подростки, мои ровесники, как-то раз рассказали, что ко мне, жителю Ленинграда, у них отношение уважительное. А не любят они русских, тех, кто живет у них в Эстонии…

После наступления «свободы» от СССР, которую, кстати, скажем честно, «приближали» и живущие в Прибалтике русские, на них «молодые демократии» отыгрались по полной программе…

Об этом статья постоянного автора ресурса nstarikov.ru Ильи Огородникова.

Современная история взаимоотношений у России и прибалтийских республик, мягко говоря, неоднозначная. Да и была ли она хоть когда-то однозначной, могут судить разве что историки. Смущает другое: откровенно русофобская политическая конъюнктура прибалтийских государств с неофашизмом и порой откровенным расизмом как-то уживается с относительно большим туристическим потоком из России, который вполне комфортно чувствует себя в Прибалтике, не подвергаясь никаким репрессиям. Однако если копнуть чуть глубже, например, пожить некоторое время среди прибалтов, выясняется немало «интересных» деталей, которые упрятаны в глубине души этих народов и редко показываются туристам.

Думается, даже те, кто в Прибалтике ни разу не был, знает о чудовищных, даже с точки зрения современной Европы, законах, высказываниях и действиях, как отдельных чиновников, так и политики в целом. Да, это в Прибалтике людей официально разделили на два сорта — граждан и не граждан, которые на 90% являются этническими русскими и которые постоянно подвергаются тем или иным лишениям. Это в Прибалтике одними из первых реабилитировали пособников нацистов и ветеранов войск СС. Это в Прибалтике все время звучат призывы нанести по России то экономический, то военный удар. И это Прибалтика постоянно пытается нарушить и так шаткое сотрудничество России со странами Центральной Европы. Поскольку все, в первую очередь, направлено против России, в Европе на эти пакости публично закрывают глаза.

Причем, на российском телевидение регулярно появляются представители этих стран, которые на полном серьезе пытаются доказать правоту и законность всего вышеперечисленного. Даже удивляясь, почему мы, русские, никак не можем их понять. А ещё хуже, что среди отечественной либеральной интеллигенции находятся те, кто подобных персонажей понимает и полностью поддерживает.

Самый распространенный тезис, который можно встретить в Прибалтике официально: «Весь период вхождения республик в состав Советского Союза в Эстонии, Латвии и Литве считается оккупацией, а идеологической разницы между Нацистской Германией и СССР не существует — это два одинаково страшных кровавых режима». Причина этого — Договор о ненападении между СССР и Германией, который называют «пактом» и всячески демонизируют.

В Европе договор между Германией и СССР трактовали и трактуют однозначно — оккупация. Но сказать это публично Сталину, тем более после победы, никто не решился: все участники безоговорочно признали новые границы Советского Союза и подтвердили их в 1975 году.

В прибалтах в ответ заседает глубокая обида. Для выплеска эмоций и доказательства незаконности действий СССР в каждой из трех столиц Прибалтики построены музеи, которые так и называются — «Музеи оккупации». Для отвода глаз музеи эти имеют две экспозиции — периода фашистской оккупации и отдельно советской — мол, прибалты выступали вообще за любую «свободу», а не только против СССР.

На самом деле, это, конечно, лукавство, поскольку соотношение экспозиций делится где-то 10% на Германию с Холокостом и 90% на СССР «с репрессиями». Сделаны они, само собой, как пропагандистское оружие для неокрепшей психики — максимально гнетущее и устрашающее. Период нахождения в составе Советского Союза подается только как нахождение в ГУЛАГе, где все, что происходило — это расстрелы и ссылки на каторгу «невинных».

Промывание мозгов начинается со школьной скамьи — каждый час в музей заходит одна-две группы детей из средних классов, которым, судя по всему, в принудительном порядке рассказывают ту самую «правду» об СССР.

Само собой, ни одного позитивного факта о советском периоде вы здесь не увидите. Даже освобождение прибалтийских стран от немецких фашистов и фактически возвращение им советской армией государственности пусть и в составе СССР поданы, как смена одних оккупантов на других.

Самый безобидный, с точки зрения экспозиции, музей находится в Эстонии в замке Курессааре. Здесь показано и то, что советская власть строила в Прибалтике всевозможные заводы и производственную экономику в целом, правда несчастные эстонцы все равно жили в полунищете и страхе. Тут воссоздан «быт советского времени» состоящий из ржавых кастрюль и игрушек с квадратными колесиками под присмотром офицеров НКВД.

Достаточно малейших знаний истории, чтобы понять, насколько лживо сделаны эти экспозиции. Например, большая часть представленных фотографий и биографий репрессированных прибалтов — это участники всевозможных «движений за свободу» (что иногда прямо подписано), которые в России известны как «Лесные братья» (в самой Прибалтике в таком виде этот термин не употребляется). Это те самые товарищи, которые частично сражались на стороне нацистских войск, активно вели террористическую и подрывную борьбу с Советским Союзом. Выступали за раскол страны и свержение власти всеми возможными способами, включая убийства. Показаны они, само собой, как счастливые молодые друзья-партизаны и даже влюбленные пары, которых настигла кровавая рука НКВД.

Интересно, что суммарная численность участников всевозможных «движений за свободу» в Прибалтике по их же данным за весь период советского правления составляла не более двухсот тысяч человек, что приблизительно равнялось 2% населения трех республик. То есть, получается, что львиная доля населения Прибалтики ни «смертельного противостояния» с советской властью, ни репрессий, по большому счету, не заметила. Однако на сегодняшний день подано это все так, будто «расстреляли всех». Откуда тогда в прибалтийских столицах для маршей берется столько живых пособников СС — вопрос, который не принято здесь задавать.

Обязательная часть пропаганды — репрессированные служители католических и лютеранских церквей, которых, якобы, безбожная советская власть преследовала по религиозным мотивам. Интересно, что тут же в музеях выложены копии документов, дел и свидетельских показаний, которые это опровергают. Оказывается, осужденные по 58-й статье священники, помимо своего основного религиозного долга, входили в те же подпольные мирские организации, открыто призывали к свержению власти, печатали антисоветскую литературу, укрывали преступников и пособников нацистов. Но с точки зрения современной власти это все богоугодные дела, и почему на эти действия «обижалась» советская власть, они якобы не могут понять до сих пор.

Что у них в головах

Все вышеописанное — уровень государственной пропаганды. На бытовой почве все немного иначе, с куда меньшей долей антисоветской и русофобской концентрации. Если оценивать грубо и исключая этническое русскоязычное население, картинка выглядит примерно так. Прибалты делятся на два типа: те, кто застал и не застал СССР. Последние либо аполитичны в принципе, либо придерживаются государственной, то есть, в разной степени европейско-националистической линии. Как это слито воедино — отдельный вопрос.

Люди старшего возраста, заставшие СССР, порой с достаточным романтизмом вспоминают и комсомольские стройки, и в целом социальную направленность строя, однако категорически отрицательно относятся к уравниловке, запретам на контакты с соседними капстранами и главное — к национализации. Как и многие все-таки европейцы, прибалты в массе являлись крестьянами-ремесленниками, у которых часто были какие-либо мелкие производственные мастерские и земельные наделы. С точки зрения Советского Союза все это подпадало под предпринимательство, то есть, обогащение за счет прибавочной стоимости, и наемный труд, то есть эксплуатацию человека человеком, а также прочие антисоциалистические факторы, идущие в разрез с политикой построения равноправного социального государства. Одна из всплывающих тем за столом — насколько богатыми сейчас были бы многие прибалтийские семьи, если бы не советская национализация.

В восприятии прибалтийского обывателя картинка примерно следующая: в окружении двух тиранов жила-была маленькая аккуратная Прибалтика, которая никого не трогала. С одной стороны, в принципе, тиран понятный — европейский, просвещенный, богатый, во многом с переплетающейся средневековой историей и религией. С другой стороны — непонятный тиран-варвар, дикий и бедный, другой веры, но очень сильный. Прибалтика, в принципе, была бы не против служить тирану европейскому, примкнув к его богатству и просвещенности, но случилось две беды — «немец» сначала не принял в семью, а затем и вовсе проиграл битву, в результате чего «служить» пришлось нелюбимому «мужу»-варвару с Востока.

Для Прибалтов, особенно литовцев, вхождение немецких войск стало психологическим ударом. Не то, чтобы открыто, но регулярно можно встретить мнение, что Гитлер был освободителем от большевизма и объединителем Европы, куда прибалты, само собой, включали и себя. Удар заключался в том, что так не считал сам Гитлер: после входа нацисты начали страшным образом вырезать в Прибалтике десятками и сотнями тысяч евреев на глазах у всех, а затем и вовсе объявили Литву (наряду с Польшей и славянами в целом), странами второго сорта, подлежащими ликвидации как государственные образования. Так в прибалтийских глазах на время рухнула сказка о европейском единстве.

В Прибалтике большое количество мемориалов, касающихся Холокоста, и в целом вспоминают его с ужасом. Во многом именно Холокост в этих странах по сей день уберегает от открытого поднятия на флаги нацизма, как противопоставления большевизму. Есть предположение, что не будь уничтожения евреев, Гитлеру бы уже давно стояли памятники как герою-борцу с коммунизмом.

Что происходит сегодня

Собственно, страшный, но относительно краткосрочный период оккупации фашистами на фоне 50-летнего вхождения с состав СССР, а до этого и в царскую Россию, укрепил в прибалтах мнение, что Эстония, Латвия и Литва уже пятьдесят лет были бы частью Евросоюза и процветали под управлением Германии, если бы не проклятые большевики. Вопросом о том, существовали бы без СССР в принципе эти республики и их народы, в головах даже не возникает. А поскольку большинство большевиков были этническими русскими, значит, во всем они и виноваты.

Кстати, упрека в том, что после текущего вхождения в состав ЕС, Прибалтика лишилась чуть не половины своей экономики и трети выехавшего условно «драить немцам туалеты» населения, большинство прибалтов не поймет. Во-первых, потому, что сделать это они собственно собирались ещё 50-лет назад, и только из-за нас не смогли. Второй момент: прибалты не особо воспринимают выезд в страны Западной Европы за эмиграцию. Есть одна страна — Единая Европа, где существуют условные регионы — немецкая область, французский край и эстонская республика. Передвижение в пределах ЕС воспринимается ими как внутренняя миграция, вроде того, как жители Карелии или Пскова ездят учиться и работать в Санкт-Петербург.

В ответ прибалты часто упрекают русских в агрессивном имперском мышлении, мол, мы хотим всех захватить и править миром. Часть правды, надо признать, в этом действительно есть, но только на уровне развития, а не агрессии. Дело в том, что ментальность лимитрофных народов (за исключением разве что Польши) действительно хуторянская: свой красивый домик, скобяная лавка, пара гектар земли и три порося в хлеве — на этом предел мечтаний среднестатистического обывателя там заканчивается. Ни о каких всесоюзных промышленных революциях, освоении космоса, газопроводах через весь мир, застройки Марса, победы над мировым злом и прочих планетарных материях там никто не рассуждает. Если надо, промышленность и наука есть в немецкой области — туда можно съездить.

Преследование и притеснение русскоязычного населения в Прибалтике, несмотря на то, что почти везде язык свободно понимают и используют, по представлениям самих прибалтов — это борьба с сепаратизмом. Как они сами говорят, кивая на Крым и Донбасс, в случае какой-либо геополитической нестабильности в регионе, вся приграничная Прибалтика автоматом уходит к России в силу национального состава. Выдавить русскость и все что с ней связано, для моноэтнического контроля территорий — сегодня одна из основных задач прибалтийских государств.

Что в итоге

Если говорить в целом, то причина ненависти Прибалтики к России, само собой, комплексная, концентрированная и выдержанная, да к тому же многократно усиленная искусственными действиями властей. Единственным плюсом пока можно считать лишь то, что она не добралась до обывательского сознания.

Во-первых, стоит сказать, что Прибалтика нам, конечно, никакой не братский народ, в отличие от Украины и Белоруссии. Достаточно немного окунуться в их жизнь, чтобы понять, что с классической Европой у них все-таки намного больше общего — и в плане истории, и культуры, и сознания. Друг друга мы не сможем понять никогда в силу разного менталитета.

Прибалтов очевидно грызет комплекс брошенной невесты и исторической обиды. Нелюбимый, в их понимании, взял силой, а любимый — нехотя, через много лет и на правах содержанки.

«Мы никогда не были свободными, все время под кем-то», — фраза, которую нередко можно услышать во всех лимитрофных государствах. Тут сказать особо нечего: миром правят большие и сильные, а маленькие и слабые выполняют приказы — так устроена жизнь и у людей, и у государств. Хочешь играть роль в геополитике — должен стать большим, независимым и сильным. Беда в том, что такая позиция противоречит ментальности большинства европейских стран, не только Прибалтики. Именно поэтому все они и прячутся за спину Евросоюза и НАТО, а по отдельности там что-то решает несколько стран. Громкие угрозы и гадкие действия из-за спины — ни что иное, как способ Прибалтики напомнить о своем существовании. Потому, что в Западной Европе не всегда помнят, что Эстония, Латвия и Литва, а также прочие тоже входят в состав ЕС. Французы, например, часто вспоминают об этом с перекошенной миной, а в Финляндии слово «эстонец» — это вообще ругательство.

Ну, а вторая причина ненависти — в злобной зависти. Царскую Россию похоронили, СССР похоронили, территорию раскололи, из России сделали финансовую «шестерку», экономику почти уничтожили, прошлое геополитическое влияние тоже. А она, Россия, все равно остается одной из самых значимых стран в мире!

Несмотря ни на что, существуя более тысячи лет, причем почти в полном одиночестве и не прячась ни за чью спину…

Илья Огородников

P.S. Другие материалы данного автора:

  • Международная атака на российский спорт: допинг не нужен
  • Почему французы восстали или как живется в «благополучной» Франции

Зависть и отчаяние: почему Прибалтика ненавидит Россию

Клиническая русофобия прибалтийских политиков вызвана тем, что Россия выжила после распада СССР и развивается, тогда как страны Прибалтики деградируют и умирают. У выбравших спасение и возрождение старых интеграционных связей республик бывшего СССР – России, Беларуси, Казахстана – есть будущее, у Прибалтики будущего нет: от осознания этого – бессильная злоба местных «патриотов», которым остаётся лишь дальше лелеять свой замшелый перестроечный миф, что Россия вот-вот загнётся от водки под забором.

Ни один орган человеческого тела не может существовать отдельно от всего организма. Не может сама по себе жить рука, только в научной фантастике может сама по себе существовать отрезанная голова, и только у Гоголя нос мог разгуливать по Невскому проспекту в чине статского советника.

Точно так же обстояло дело с Советским Союзом, экономика которого представляла собой единый сложносочиненный организм, в котором каждая из республиканских экономик выполняла свои функции, имела свою специализацию, работала как часть одного целого и была тысячами структурных связей интегрирована в общую советскую экономику.

Поэтому когда Советский Союз развалили, отдельные органы общего тела сами по себе существовать не смогли и на постсоветском пространстве наступил тотальный экономический и социальный кризис, последствия которого в полной мере не преодолены до сих пор. Тем интереснее сравнить, к чему пришли бывшие советские республики спустя четверть века после уничтожения единого экономического пространства – за 25 лет строительства собственных национальных экономик.

После распада СССР выжили и имеют будущее Россия, Беларусь и Казахстан, тогда как Украина с Молдавией, Закавказье и Прибалтика, в советские годы безбедно жившие за счёт России, теперь сдулись экономически и умирают физически, потому что новые поколения не хотят жить в этих странах и бегут оттуда.

Об этом говорит недавно опубликованная статистика, которая в Советском Союзе была засекречена (видимо, для того, чтобы не дискредитировать советский строй и не подрывать дружбу народов). Из 15 советских республик больше производили, чем потребляли только две – Россия и Белоруссия. Валовый внутренний продукт на душу населения в год в РСФСР составлял 17,5 тысяч долларов, а потребление на одного человека в год – 11,8 тысяч долларов.

Сколько производили и потребляли. Фото: Алексей СТЕФАНОВ (Комсомольская правда)

Куда ежегодно девались оставшиеся 5,7 тысяч? Для ответа на этот вопрос достаточно посмотреть на показатели других республик. Советская Литва в год на одного человека производила продукции на 13 тысяч долларов, а потребляла на 23,3 тысячи. Откуда брались лишние 10,3 тысячи? Известно, откуда: из инвестиций союзного Центра в литовские дороги, всеобщую газификацию, электрификацию, мелиорацию и атомную станцию.

Аналогичная ситуация была в соседней Латвии: подушевой ВВП в Латвийской ССР был 16,5 тысяч долларов, а потребление – 26,9 тысяч. Откуда недостающие 13 тысяч долларов? Ясное дело, от «русских свиней», усилиями которых в Риге была на прилавках копченая колбаса, а в российской глубинке выстраивались длинные очереди за хрящами.

Эстонская ССР производила в год продукции на 15,8 тысяч долларов, а потребляла на 35,8 тысяч долларов – разница более чем в два раза. Излишек обеспечивали всё те же самые «оккупанты».

Такое положение вещей было свойственно всем советским республикам, кроме Белоруссии, которая производила больше, чем потребляла, и отчасти Украины, которая почти выходила «в ноль». Украинская ССР владела третью промышленного потенциала Советского Союза, украинский ВВП составлял около трети от ВВП РСФСР, а уровень жизни в советской Украине был выше российского. Зато сегодня украинская экономика – это 9% от российской, а уровень жизни ниже российского несколько раз. Средняя зарплата на Украине – 156 евро – самая низкая в Европе, а по подушевому ВВП Украина за пару лет после «революции гидности» превратилась в одну из беднейших стран мира. Украинская «гидность» – она без штанов.

Ни одна республика Советского Союза не производила больше, чем РСФСР, но меньше России потребляла только Киргизия. Армения на одного человека производила в 2 раза меньше российского, а потребляли в два раза больше. Грузия жила в 3,5 раза богаче РСФСР!

Поэтому когда Советский Союз прекратил своё существование, с ним закончились и щедрые инвестиции союзного Центра в окраины, главным «донором» которых была РСФСР.

Это ни в коем случае не означает, что России был выгоден распад СССР – с уничтожением общей гигантской экономики Россия понесла не меньшую катастрофу, чем остальные республики. Но если в ельцинской аргументации «хватит кормить окраины» была хотя бы часть правды, то чем можно объяснить аргументацию окраинных сепаратистов типа «они едят наше сало», кроме откровенной и осознанной лжи?

В сентябре 1990 года в Киеве возле Республиканского стадиона.

Центробежные движения в советских республиках строились на нехитром лозунге: «Прощай, немытая Россия» — большинство из них (и в первую очередь откормленная, рафинированная и вся из себя европейская Прибалтика) провозгласили в 1991 году, что лучше им разойтись с «этими ленивыми, вечно пьяными русскими». Россия всё равно умирает и вот-вот умрёт: лучше держаться от неё подальше и стать частью Запада: отдать своё самое дорогое – независимость – богатым и успешным, а не нищим и пьяным.

Лютая ненависть Прибалтики к России сегодня вызвана тем, что «пьяная немытая Россия» не только не умерла, но и демонстрирует в мире успешность и силу, тогда как Прибалтийские республики живут на искусственном дыхании еврофондов, теряют поколение за поколением эмигрантами и просто физически не имеют будущего.

По данным Всемирного банка, ВВП России по паритету покупательной способности за 2015 год составляет 2,5 триллиона долларов – это 121,9% от уровня РСФСР 1991 года. ВВП России на душу населения составляет 25,4 тысяч долларов – в полтора раза выше, чем был у РСФСР.

Когда из Советского Союза уходила Прибалтика, лидеры «Саюдиса» и «Народных фронтов» уверяли народ, что через самое непродолжительное время их страны заживут, как Швеция, Дания и Финляндия. Что получилось спустя 25 лет после того, как был скинут «сапог оккупанта»? Сегодня уровень потребления в Литве, Латвии и Эстонии на одном уровне со средним российским. Но ведь в советские годы в Латвии и Литве уровень потребления в Латвии и Литве был в два раза, а в Эстонии – в три раза выше, чем в РСФСР!

Получается, что разрыв в уровне жизни с Россией за четверть века у Прибалтики сократился до минимального, тогда как разрыв по подушевому ВВП, потреблению, средним заработным платам и остальным показателям социального благополучия со странами Скандинавии только растёт. Литва считала, что без «совка» заживёт как Дания? Сегодня средняя зарплата в Дании в четыре раза выше литовской. Вожди «Саюдиса» говорили, что они сделают уровень жизни, как в Финляндии? В Финляндии зарплаты тоже в четыре раза выше литовских. В Латвии зарплаты в четыре с половиной раза ниже шведских. И это только средние зарплаты – по отдельным профессиям разрыв между Скандинавией и Прибалтикой может составлять шесть-семь раз. Разрыв в уровне жизни, доходах, социальном благополучии между этими регионами четверть века не снижался, а увеличивался.

А если вычесть из ВВП Литвы, Латвии и Эстонии прямые и косвенные дотации из фондов ЕС, а заодно деньги, которые пересылают на родину иммигранты, то окажется, что реально, сама по себе, Прибалтика по экономическому развитию находится на уровне Закавказья и Средней Азии.

И ведь в следующем десятилетии это непременно выяснится, когда начнет действовать новый бюджет ЕС, составленный с учетом «брексита» и выпадения пая Великобритании на поддержание жизнеспособности Восточной Европы.

Кроме количественных показателей есть и качественные. Россия сегодня строит ракеты и самолёты, запускает новые космодромы, открывает новые горизонты возможностей по использованию атомной энергетики. А где «балтийские тигры»? Где их хвалёная инновационная экономика, на практике сводящаяся к выдаче ипотечных кредитов скандинавскими банками? Где их высокотехнологичное производство, которое было прибалтийской специализацией в СССР? Ничего не осталось. Нет электротехнических фабрик и заводов, конструкторских бюро. В советские годы в Латвии был Рижский институт инженеров гражданской авиации. Можно сегодня представить, что нынешняя Латвия строит самолёты?

Рижский краснознамённый институт инженеров гражданской авиации (РКИИГА).

От этого и клиническая русофобия, которая из презрительной брезгливости к «этим пьяным ленивым русским» превратилась сегодня в истерическую ненависть к «русским агрессорам».

Теперь прибалтийская русофобия – это даже комплимент для России, потому что русские теперь не пьяные и ленивые, теперь они самая страшная мировая угроза, которая, если не проводить стратегию «сдерживания», сможет захватить всю Европу.

Эта болезненная русофобия происходит от болезненного сочетания чужого движения вперёд и собственного топтания на месте. «Отец литовской демократии» и классический прибалтийский русофоб Витаутас Ландсбергис по итогам прошедшей Олимпиады сравнивает государственную политику в области спорта России со спортивной политикой нацистской Германии. Dedule подчеркивает, что не знает другой такой страны, где спорт был бы так же идеологизирован, как в России, и делает вывод, что это нужно для поддержания «имперских амбиций».

Отчего это очередное обострение у «отца нации»? Во-первых, от того, что олимпийская сборная России вопреки всей травле и всему психологическому давлению «сдерживателей России» в области спорта достойно выступила на Олимпиаде и вошла в число сильнейших. Во-вторых, потому что гордая евроатлантическая Литва на той же Олимпиаде заняла в итоговом общекомандном зачете 64 место.

У прибалтийских борцов с «русской угрозой» не остаётся другого выхода, кроме как продолжать лелеять миф о вечно пьяной умирающей России, тогда как в действительности умирают их страны, а так же те советские республики, которые решились пойти по псевдоевропейскому «балтийскому пути».

Устойчивый рост населения, близкая к нулю эмиграция и высокая рождаемость сегодня из всего постсоветского пространства наблюдается в странах ЕАЭС: России, Белоруссии, Казахстане.

Тогда как сделавшие «европейский выбор» Молдавия, Украина и взятые ими за образец Литва, Латвия и Эстония – вымирают. Причем вымирают не метафорически, а фактически. От этого они и бесятся, и убеждают сами себя, что «рашка вот-вот загнётся».

И Прибалтика, и особенно заразившаяся от неё Украина живут сейчас верой, что Россия на краю пропасти, что она умирает – это «умирает» местные патриоты повторяют по сто раз на дню как заклятие. В отчаянной вере в то, что Россия загибается и умирает, для них единственное спасение от горькой истины, что на самом деле загибаются и умирают они.

seva_riga

В Латвии под песни и пляски о демократии и права человека тихим сапом идёт грабёж сваливших «из этой рашки»

«Один из пограничников приблизился к Остапу вплотную и молча снял с него меховую тиару. Остап потянулся за своим головным убором, но пограничник так же молча отпихнул его руку назад.

— Но! — сказал командор добродушно. — Но, но! Без рук!

Я на вас буду жаловаться в Сфатул-Церий, в Большой Хурулдан!

В это время другой пограничник проворно, с ловкостью опытного любовника, стал расстегивать на Остапе его великую, почти невероятную сверхшубу. Командор рванулся. При этом движении откуда-то из кармана вылетел и покатился по земле большой дамский браслет.

— Бранзулетка! — взвизгнул погран-офицер в коротком пальто с собачьим воротником и большими металлическими пуговицами на выпуклом заду.

— Бранзулетка! — закричали остальные, бросаясь на Остапа.»

«Новые русские» Латвии, эмигрировавшие из России, свою организацию назвали Jaunie Latvieši и переводят как «Новые латвийцы». «Старые русские» Латвии переводят традиционно — «Новые латыши». На днях «Новые латыши (латвийцы)» пригласили меня на ознакомительную встречу.
Happy Art Museum — галерея с баром, где стены украшают крупноформатные полотна в диапазоне от классики XIX века до поп-арта. Надо полагать, продается все это без огонька. Зато на политическую дискуссию, реализуемую «Радио Свобода» и «Новой Газетой», при поддержке Европейской русской инициативы и портала Spektr пришло довольно много креативной публики, чтящей Facebook — нынешнее сарафанное радио.
Под софитами на пяти креслах формата «Свобода в клубе» предполагалось обсудить животрепещущий вопрос о новой русской иммиграции в Латвию.
Дети — это святое

Ведущая Елена Фанайлова, поэтесса и публицист, начала с того, что Латвия для россиян, которые решили «пора валить» — это «довольно дружественное пространство для не совсем приятного политического климата в России». Скептики говорят, что происходит «комфортная эвакуация».
Елена Фанайлова.

Александр Солодов, математик, сказал, что последней каплей для его переезда в Латвию стало высказывание директора частной школы, где учился его ребенок: «Здесь моя школа, и я могу делать все, даже если это вне законов России».
Поэтому он и отправился в ЛР. Последний год сам г-н Солодов учит на русском языке в Риге детей математике и физике: «Моя жизнь стала более осознанной, чем в Москве».

Мария Шумихина, психолог, живет у нас три года. Ее муж — экономист, специализирующийся на крупном прогнозировании, от этого была ясность глубины кризиса в России.

Мария Шумихина.
Начали искать варианты:
— Приехали в Латвию, и влюбились в нее. Есть подсознательное ощущение того, что государство должно заботиться об интересах своих граждан. Если не заботится — будем искать другое.
Павел Переверзев, бизнесмен, впервые оказался в Латвии в 2011 году: «На четвертый день мне здесь уже понравилось. Тогда как раз у меня родилась дочь, и мы попробовали пожить несколько месяцев. И нам все очень понравилось».
Антон Лысенков, руководитель интернет-проекта Spektr, сначала был в Латвии в служебной командировке от Lenta.ru. А когда в последнем поменялось начальство, то стал «невозвращенцем». Профессионала интернет-журналистики сначала пригласил портал Delfi, затем появился свой ресурс.
— И латыши его читают, многие материалы переводятся на все языки стран Балтии.
Две дочки Антона учатся дистанционно — на латышском и русском языках.
ПМЖ в рассрочку
Мария Шумихина и Павел Переверзев создали организацию Jaunie Latvieši (на русский они сами переводят как «Новые латвийцы»), которая выступила оппонентом принятия Сеймом поправок к Закону об иммиграции, предусматривавших пошлину для получивших временный вид на жительство.
— Мы начали с того, что написали письмо президенту, — рассказал П.Переверзев, — Большинство из нас освободили на ближайшие 5 лет от уплаты тех самых спорных 5000 евро. Это дает нам возможность выучить язык и получить ПМЖ. К сожалению, есть часть инвесторов, попавших под временные рамки после сентября 2014 года. Так что это не идеальный вариант.
А.Лысенков добавил:
— Репутационные потери от этого закона гораздо значительнее, чем та призрачная выгода, которую получит госбюджет. И не факт, что получит — люди могут продать недвижимость и со своими деньгами жить, где угодно.
Любого уезжающего в любую страну сопровождают иллюзии. Со временем они разрушаются, приходит реалистическое понимание, но не значит, что страна становится хуже.
Теплая Латвия, услужливые чиновники

Эмиграция никогда не бывает психологически легким процессом. Но Александр Солодов сказал, что, если бы не переезд в Латвию, то у него не открылись бы новые возможности, эмоциональные стороны. Ностальгии не чувствует:
— Сейчас, к счастью, благодаря Skype и другим инструментам я не чувствую, что где-то далеко.
Работой доволен:
— Чуть-чуть не хватает объема рынка, маленькая страна. Но здесь у партнеров имеется мотивация.
Александр Солодов.

Мария Шумихина признала, что социальный капитал и статус ей пришлось зарабатывать с нуля:
— Это очень серьезная потеря. Принятие среды — важнейший фактор. Моя старшая дочь, ей 16, она идет в латышскую школу и очень счастлива, несмотря на то, что в Москве училась в одной из лучших школ. Контраст разительный — в Москве очень велики агрессия и демонстративность. Здесь этого практически нет, большое человеческое достоинство, много тепла.
— Мне говорили: слушайте, а мы думали, что русские — совсем другие! Чиновники в сложной ситуации стараются помочь,- подчеркивает Мария.
Когда мы не могли легализовать машину по некоторым стандартам, собралось все CSDD.

«Процесс разрушения режима будет очень болезненным»

Относительно новой волны эмиграции Антон Лысенков весьма оптимистичен:
— Все хотят интегрироваться, все хотят учить язык. Вновь прибывшие хотят влиться в латышское общество. У них нет такого серьезного 20-летнего сентимента, как у «всегда здесь бывших». Гражданство здесь получить не составляет никакого труда. Абсолютное большинство неграждан — люди преклонного возраста!
Антон Лысенков.

— Трудно преодолеть обиду на латвийское государство, оставившее их негражданами, — констатировала госпожа Фанайлова. Господин Переверзев добавил:
— Там еще есть такой момент: человек, получая гражданство, теряет право на безвизовый проезд в Россию к родственникам или на заработки. Это часть продуманной внешней политики соседнего государства!
— Русские старшего поколения, живущие здесь, верят информационным телеканалам, — дополнила ведущая.
— Всякий раз, когда блокируется какой-то канал, возрастают продажи спутниковых тарелок и посещение интернета, — прокомментировал глава Spektr. Все сошлись на бессмысленности запретительных мер.
— У меня здесь гораздо меньше политических дискуссий, чем в России, — глубокомысленно заметил господин Солодов.

А Павел Переверзев рассказал, как доставляет приятное местному населению:
— Приезжаем здесь в регионе в гостевой дом, и, хозяева, узнав, что мы не за Путина, и не являемся проводниками псковских танков, говорят: ой, как здорово, давайте поговорим!
Павел Переверзев.

— В Латвии в каких-то вещах больше начинают опираться на позиции здравого смысла. У России сейчас задача — нагнетать паранойю всеми возможными способами. Это осознанно предпринимаемые действия, — предупредила Мария Шумихина.
— Латвия продолжает оставаться в интересах «Русского мира», как его обозначает В.В.Путин, что обозначает символическую угрозу для Балтийских стран, — заявила Е.Фанайлова.
— Абсолютное большинство моего московского круга хотело бы уехать из России, — сказал П.Переверзев. — В России судебная система не работает, это бесперспективняк.
— Персональные риски каждого человека, остающегося в России, возрастают со все более увеличивающейся скоростью, — считает Александр Солодов.
Затем последовал вопрос из зала:
— А кто будет обустраивать Россию, когда режим рухнет?
Дал ответ системный аналитик Солодов:
— Процесс разрушения режима будет очень болезненным как для самой России, так и для соседних стран, и всего мира. Поэтому обустраивать Россию будут те, кто выживут. Задача разумных, сознательных людей — постараться выжить.

Дискуссия «Русская иммиграция».

Ваш автор заметил, что, если экстраполировать 20-25% выехавших из Латвии за последние 10 лет, то Россия бы лишилась миллионов 30-35. Почему же из такой прекрасной страны, как Латвия, население бежит?
— Из России сейчас выезжает очень много людей, как в бандитские 90-е, — не согласился Антон Лысенков. — 250 тысяч в год!
Елена Фанайлова обратила внимание:
— Подкладка под приездом сюда неглупых русских людей — недовольство политическим режимом. А из Латвии — экономическими обстоятельствами.
Завершил вечер встреч, как всегда, на мажорной ноте, «европейский русский» Игорь Ватолин:
— Будем вместе строить европейскую демократическую Латвию!
…Прямо как в анекдоте: такой большой, а в сказки веришь.
Истоник
Tags: Латвия

Записи созданы 1930

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх