К какой семье относятся

Мордовские языки

Мордовские языки (мокшанский и эрзянский) — языки 2 этнических групп — мокши и эрзи. Относятся к волжской ветви уральской языковой семьи (см. Уральские языки). Носители мордовского языка живут на территории РМ, Башкортостана, Татарстана, Чувашской Республики, Нижегородской, Оренбургской, Самарской, Саратовской, Ульяновской и Челябинской областей (см. Диаспора мордовская). 89,5 % мордовского населения считает мордовские языки родными. Для мордвы характерен билингвизм. Мокшанские и эрзянские языки образовались в результате разделения единого праязыка. Основной лексический фонд мордовские языки унаследовали от общемордовского языка (например, м. кядь, э. кедь «рука», м. кяль, э. кель «язык», м. сяське, э. сеське «комар», м. тяште, э. теште «звезда»; см. Лексика). Имеются заимствования из иранского, балтийского, тюркского и русского (значительная часть) языков.

В современном мокшанском языке 40 фонем (7 гласных и 33 согласных), в эрзянском — 33 фонемы (5 гласных и 28 согласных). В употреблении гласных первый слог в обоих языках отличается от непервого (см. Фонетика). Гласные и согласные фонемы обозначаются с помощью 33 букв (см. Алфавит). Слова в мордовских языках объединяются в 10 семантико-грамматических разрядов. У имён 3 типа склонения, в мокшанском языке 13 падежей, в эрзянском — 12 (см. Морфология). Говоры подразделяются на 5 типов: в мокшанском языке — центральный, западный, юго-восточный, переходный и смешанный; в эрзянском — центральный, западный, северо-западный, юго-восточный и смешенный (см. Мокшанские диалекты, Эрзянские диалекты). На базе центральных диалектов к концу 1920-х гг. сформировался эрзянский, к середине 1930-х гг. — мокшанский литературные языки.

Мокшанский и эрзянский языки — близкородственные, что проявляется на всех языковых уровнях (более отдаленные связи у них с прибалтийско-финским, венгерским, марманским, пермским и другими финно-угорскими языками). Мордовские языки — языки агглютинативные (к неизменяемым корням или основам присоединяются стандартные аффиксы): м., э. веле-ва «по селу», м. вал-о-зо-нза, э. вал-о-зо-нзо «в его слово». Мокшанскому и эрзянскому языкам присущи одни и те же грамматические и морфологические категории. В системе словообразования отсутствуют префиксы. Общее происхождение имеет большая часть мокшанской и эрзянской лексики. Слова любого грамматического класса могут принимать суффиксы сказуемостного изменения: м. тоса, э. тосо «там» — тосо-лень, тосо-линь «я был там»; м. акша, э. ашо «белый» — акшо-лень, ашо-линь «я был белый». В основе мордовской письменности (конца 18 в.) лежит русская графика (см. Графика).

Мокшанские и эрзянские слова связываются способами сочинения и подчинения. Последовательность синтагм в предложении складывается с учётом смысловых, логических и стилистических отношений (см. Синтаксис). В основе мокшанского и эрзянского языков лежат фонетические, морфологические и дифференцированные принципы правописания (см. Орфография). К языковой конференции (1993) разработаны нормы произношения гласных, согласных, отдельных грамматических форм, иноязычных слов (см. Орфоэпия). За время раздельного существования мокшанского и эрзянского языков накопились и различия. В мокшанском языке в отличие от эрзянского есть гласные д и ъ, «глухие» сонорные л, л’, р, р’, й, ударение падает на первый, в эрзянском — на любой слог. Есть расхождения и в лексике: м. кальдяв — э. берянь «плохой», м. илять — э. чокшне «вечером», м. шужярь — э. олго «солома»; в склонении и спряжении.

Изучение мордовских языков отечественными и зарубежными учёными началось в 30-е гг. 19 в. (П. Орнатов, Х. Паасонен, А. Алквист, Г. Габеленц, Ф. Видеман, Й. Буденц). Появились первые грамматики мордовских языков и буквари, различные словари (см. Словари мокшанского языка, Словари эрзянского языка). Зарождение мордовского языкознания как науки связано с именами Д. В. Бубриха, М. Е. Евсевьева, Ф. И. Петербургского, А. П. Рябова. С 1950-х гг. началось планомерное изучение мордовских диалектов (см. Диалектологические исследования). Мордовские языки изучаются не только в РМ и финно-угорских центрах России, но и зарубежом: в Венгрии, Германии, США, Финляндии, Швеции, Эстонии. Вклад в изучение мордовских языков внесли Р. Н. Бузакова, Г. И. Ермушкин, Б. А. Серебренников, А. П. Феоктистов, М. В. Мосин, О. Е. Поляков, Д. В. Цыганкин, Т. М. Шеянова (Россия), А. Алхониеми, Е. Итконен, М. Кахла, П. Равила, К. Хейккиля (Финляндия), П. Алвре, П. Аристэ, Э. Вяари, А. Кюннап, В. Пааль, В. Халлап (Эстония), А. Регули, А. Клемм, Й. Юхас, Г. Зайц, Л. Керестеш, Э. Месарош (Венгрия), А. Гаун (США), Т. Коизуми (Япония), Д. Абондало (Англия) и др.

Записи созданы 1930

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх