Где могила Ивана грозного

Вскрытие четырех захоронений в Архангельском соборе Московского Кремля

Окончательное заключение комиссии по вскрытию четырех захоронений в Архангельском соборе Московского Кремля

Вскрытию гробниц Ивана IV Грозного, его сыновей: Федора Ивановича и Ивана Ивановича, князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, которое проводилось в апреле-мае 1963 года, предшествовали работы по укреплению несущих конструкций придела Иоанна Предтечи (стены и своды), а также укрепление восточной стены (апсиды) Архангельского собора. В процессе этих работ стало очевидным, что без понижения современного уровня пола в приделе Иоанна Предтечи и дьяконнике собора, невозможно ликвидировать значительные деформации, имевшиеся в стенах этой части собора.

После понижения пола оказалось, что с устройством здесь усыпальницы Ивана Грозного и его двух сыновей, начались переделки восточной стены. Первоначально в ней вытесали большую нишу со стороны собора, образовав так называемое «горнее место» за престолом учрежденного в дьяконнике придела Иоанна Предтечи. «Когда же по распоряжению Ивана Грозного придел был перенесен в специальную пристройку, примкнувшую к дьяконнику с востока, у этой стены стесали белокаменный цоколь по ее наружному периметру. Несущая способность стены была окончательно нарушена при устройстве в ней нового дверного проема и прокладке каналов калориферного отопления в середине XIX столетия. В результате толщина стены в большей ее части была доведена до половины кирпича, т.е. до 15 см (от уровня белокаменного пола на высоту запрестольной ниши) и частично, на высоту 60 см, прикрыта современным полом из гранитных плит.

При такой толщине основания восточной стены дьяконника, скрытой позднейшим полом, нельзя было сразу установить причину постоянного появления трещин в верхней ее части. В соответствии с принятым решением об укреплении этой стены, заложен дверной проем XIX в., что позволило восстановить уничтоженную им северную часть ниши XVI века, предназначавшуюся для горнего места. Раскрыт древний дверной проем, который был сделан в XVI ст. для прохода из дьяконника в пристроенный к нему придел Иоанна Предтечи. Восстановлены первоначальные формы белокаменного цоколя по наружному очертанию стены. В том месте, где к нему примыкает захоронение М. В. Скопина-Шуйского, цоколь не восстановлен. Понижен пол до уровня кирпичного пола XVII века.

Выполненный комплекс работ обеспечил конструктивную прочность сооружения и уничтожил причины, вызывавшие деформацию конструкций. Несколько раньше были укреплены стены и своды придела Иоанна Предтечи. Эта работа производилась в такой последовательности: Мелкие трещины расшивались и зачеканивались сложным раствором. Крупные трещины заделывались путем восстановления перевязки в кирпичной кладке. Восстановлены три оконных проема и венчающий карниз в первоначальных формах, относящихся ко второй половине XVII ст. Полуциркульные завершения, имевшиеся с трех сторон по фасаду в основании сводов, разобраны, т. к. относились к первой половине XVIII ст. Свод, состоявший из двух оболочек (перекатов) в местах наибольших деформаций, частично переделан с восстановлением его первоначального очертания. В процессе этих работ получены данные о том, что стены и свод в приделе Иоанна Предтечи дошли до нас в формах, которые они получили при перестройке во второй половине XVII столетия.

Сохранившееся основание стен придела, построенного в XVI столетии, меньше выступало на восток и было несколько сдвинуто на север. По фасаду цоколь стены XVI в. тоже был раскрепован основаниями лопаток, украшавших фасад, что, видимо, было повторено при перестройке стен во второй половине XVII века. Пол в приделе был выполнен из большемерного кирпича (разм. 29 х 14 х 8), положенного плашмя в елочку. В дьяконнике уровень пола менялся четыре раза, в том числе два раза в XVI ст. Первоначальный пол был выполнен из поливных керамических плит (желтого, зеленого и коричневого цвета) треугольной формы, уложенных в форме звезды и скрепленных между собой металлическими штырями. Над этим полом (на 60 см ниже уровня современного пола) хорошо сохранился пол из белокаменных плит, который был настлан в соборе, видимо, после большого пожара 1547 года.

Одновременно удалось установить, что алтарная преграда первоначально имела два проема для входа в дьяконник из центральной части собора. Южный проход был заложен после 1533 г., когда перед ним было произведено захоронение. В связи с понижением пола в приделе Иоанна Предтечи и дьяконнике собора, надгробия Ивана Грозного и его сыновей, а также Скопина-Шуйского, надстроенные в конце XVII в. частично дополненные в начале XX века, потребовалось восстановить в своих изначальных формах. Так как надгробные плиты гробниц обнажились, было принято решение произвести их археологическое обследование. Анализ состояния кирпичной кладки надгробных сооружений и самих белокаменных саркофагов подтверждает, что захоронения подлинные и никем до настоящего времени не вскрывались. В захоронении Грозного и обоих его сыновей была предпринята попытка проникнуть неизвестными лицами.

Возможно, это произошло в прошлом столетии при устройстве отопления или в начале XX века при устройстве нового гранитного пола. Однако эти попытки повреждений самим захоронениям вреда не принесли. Все гробницы имели типовую форму. Сверху находился медный кожух, сделанный в начале XX века с крестом и именем погребенного; под ним – надгробное сооружение из кирпича, имевшее явно выраженные периоды строительства – XVI, XVII и XX столетия (увеличение высоты связано с повышением уровня пола). У каждого надгробия, у семьи Грозного в торцах, а у Шуйского с северной стороны, – белокаменные плиты с надписями вязью XVII века об имени погребенных, дне их смерти и погребения. Под кирпичными надгробиями находились также типовые саркофаги, вырубленные из целого блока белого камня – известняка в форме гроба, расширяющегося в плечах с полукруглым изголовьем.

Саркофаги закрывались белокаменными плитами с надписями имени погребенного, дня смерти и погребения. Останки Ивана и Федора Ивановичей, а также Скопина-Шуйского были завернуты в шелковые покрывала из камки с перевязью: трупы двух первых спеленуты тесьмой, а Скопина-Шуйского веревкой. Иван Грозный был похоронен в схиме. В саркофагах Царей Ивана IV и Федора и Царевича Ивана найдены стеклянные сосуды. Обнаружено необычное положение правой руки у Царя Ивана IV и князя Скопина-Шуйского: рука согнута под острым углом, так что кисть лежит у правой ключицы. Это пока неизвестная особенность старинного погребального обряда.

Во время вскрытия производилось: протокольное описание всего процесса вскрытия; фото и кинофиксация на черно-белую и цветную пленку; зарисовки и обмер белокаменных саркофагов и обнаруженных в них останков; архитектурно-археологический обмер кирпичных надгробий и маркировка разбираемой их части были выполнены до начала подготовительных работ, предшествовавших вскрытию. Костяки всех вскрытых захоронений (в том числе сохранившиеся черепа Царей Ивана Грозного и Федора Ивановича) и часть тлена были изъяты для научного изучения в лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР. Соответствующие пробы тлена и костей переданы для анализов в лабораторию Института судебной медицины.

Для научных и экспозиционных целей выполнены копии в натуральную величину (из белого цемента) с четырех плит, накрывавших белокаменные саркофаги. При снятии пола в дьяконнике в его северозападном углу была обнаружена могила, в которой был похоронен Царь Борис Годунов. В могиле не оказалось саркофага, что подтвердило сведения о извлечении его останков из собора по распоряжению Лже-Дмитрия I. Этим самым подтвердилось и летописное упоминание, что Царь Борис был похоронен в дьяконнике алтаря в одном ряду с членами семьи Ивана Грозного. Сохранность всех скелетов оказалась различной. Но во всех случаях пострадали черепа. Череп Ивана Грозного сохранился очень плохо. Совершенно разрушено его основание и височная область правой стороны.

Скелет сохранился относительно хорошо. Нет мелких костей стоп и кисти. От черепа Царя Федора сохранилась только лицевая часть, большая часть лобной кости и подбородочная часть нижней челюсти, многие кости разрушены совершенно. У князя М. В. Скопина-Шуйского сохранилась нижняя челюсть, череп Царевича Ивана Ивановича разрушен полностью. Скелеты плохой сохранности, многих костей нет. Разрушение черепов объясняется тем, что известковые саркофаги очень гигроскопичны, в результате чего в них скапливалась вода. Эта вода, обогащенная растворившимися солями кальция, в течение сухого времени года постепенно испарялась, так как черепа всегда занимали более высокое положение по отношению к другим костям скелета, процесс испарения происходил через них. Вследствие этого при испарении влаги, соли кальция концентрировались в костях черепа, и, кристаллизуясь, разрывали структуру кости. Так механически разрушались все черепа.

Анатомо-антропологическое исследование скелета Ивана Грозного дает возможность сделать следующее заключение: по своему антропологическому типу он ближе всего к динарскому, то есть типу, очень характерному для западных славян. Однако в его черепе есть черты, как то: очень высокие округлые орбиты, резко выступающий, тонкий нос. Эти черты больше соответствуют средиземноморскому типу. Череп небольшой, с сильно развитым рельефом, низким лбом, сильно выступающим надбровием, резко выступающим вперед подбородком. Рост его 1 м 78 см – 1 м 79 см. Весь скелет свидетельствует о большой физической силе его. Совершенно очевидно, что с молодости он был очень тренирован. К концу своей жизни Царь Иван резко изменил, видимо, свой образ жизни. Он стал малоподвижен, стал быстро тучнеть. Невоздержанность в еде, систематический алкоголь, малая подвижность – все привело к тому, что у этого сильного, еще молодого человека стали быстро развиваться старческие образования.

На всех костях скелета видны резкие разращения остеофитов. Особенно резко они выражены на всех местах прикрепления мышц. Окостенели хрящи. Остеофиты на позвоночнике свидетельствуют о чрезвычайно малой подвижности Царя Ивана к концу жизни. В результате этого Царь Иван постоянно испытывал острые боли. Очевидно, этим и следует объяснить наличие ртути в его организме, так как он систематически прибегал к восточным ртутным мазям. Скелет Ивана Грозного не дает нам права говорить ни о каких признаках дегенеративности. Своеобразной аномалией Царя Ивана и его сына Федора было то, что оба они имели очень позднюю смену зубов. Царь Федор Иванович физиономически был очень похож на своего отца.

Его лоб был выше, а нос очень тонкий. Глаза несколько меньше. Роста был среднего. Очень кряжист, крепок. В лаборатории пластической реконструкции Института этнографии АН СССР проведена рентгеноскопия скелетов. У Царевича Ивана определен третичный люэс. Профессор М. М. Герасимов выполнил портретыреконструкции Царей Ивана IV Грозного и Федора Ивановича. Ткани, обнаруженные в гробницах, обработаны в мастерской Оружейной палаты реставраторами Баклановой М. Г., Ивановой Н. Ф. и Кошляковой Т. Н. Ткани извлекались из гробниц с особой осторожностью отдельно свернутыми фрагментами, а в отдельных случаях в виде свертков или спутанных клубков бурого цвета с землей, известью и плесенью. После фотографирования ткани обработаны водными растворами с реактивами по методу, применяемому в реставрационных мастерских Советского Союза. В процессе промывания ткани были очищены и расправлены, в результате чего выяснилось, что можно восстановить три рубахи, фрагменты трех покровов и два фрагмента шитья.

1. Рубаха Царя Федора Ивановича (сына Ивана Грозного). Сохранились все украшения и совершенно исчезла ткань. Облака, ластовицы и подол из красной (теперь бурой) тафты соединены золотой тесьмой. Металл сохранился небольшими фрагментами. После тщательного изучения остатков было выявлено, что золотая тесьма прикрывала все швы и закреплялась на отделке, поэтому легко читается покрой всей рубахи. Наружная часть, рукава и подол отделаны золотой тесьмой в виде параллельных полос. Все тяги были измерены. По аналогии с хранящейся в музее рубахой XVI в. сделан чертеж с указанием всех оставшихся фрагментов. Сорочка Царя Федора реконструирована.

2. Рубаха Царевича Ивана Ивановича (сына Ивана Грозного), состоит из отдельных фрагментов, имеет такой же узор, как и рубаха Царя Федора из параллельных полос, но не золотой, а чисто шелковой тесьмы. Вероятно, шелковая тесьма быстрее разрушилась и поэтому сохранилась частично. Сорочка Царевича Ивана реконструирована.

3. Рубаха Скопина-Шуйского по покрову аналогична рубахе Царя Федора, но имеет более роскошную отделку на груди, рукавах и по подолу в виде узора из растительных завитков, часто встречающихся в Русском орнаменте. Сорочка князя Скопина-Шуйского реконструирована.

4. Фрагменты покровов промыты, как и рубахи, в водных ваннах. Хорошо читается крупный узор, характерный для итальянской камки-куфтери XVI в. На покрове Царя Федора узор состоит из Фигурных клейм с вазонами гвоздик или гранатных яблок и геральдическими коронами между ними.

5. На покрове Царевича Ивана узор состоит из орнаментальных лент, которые, перевиваясь, образуют овальное и ромбические клейма с букетами и гранатами.

1. После промывки остатков схимы Ивана Грозного (мелкие фрагменты шерстяной ткани и шитья золотыми нитями), выявилась надпись и крест с головного убора и крест на подножье с нагрудной части (парамана).

Исследования, проведенные в Научно-исследовательском институте судебной медицины Министерства здравоохранения СССР, дали нижеследующие результаты:

1. При химическом исследовании порошкообразной массы черно-бурого цвета, отдельных костей, волос и ногтей, а также истлевших тканей одежды из саркофагов, в которых были захоронены Иван Грозный, его сыновья – Иван и Федор, и Скопин-Шуйский, найден мышьяк в пересчете на 100-граммовые навески: от 8 до 150 мкг в объектах из саркофага Ивана Грозного, от 14 до 267 мкг из саркофага Ивана Ивановича; от 10 до 800 мкг из саркофага Федора Ивановича и от 0 до 130 мкг из саркофага Скопина-Шуйского. Найденные количества мышьяка не превышают естественное содержание его в человеческом организме.

1. Результаты исследования тех же объектов на соединения ртути показали, что в объектах, извлеченных из саркофагов Ивана Грозного и Ивана Ивановича, количество найденной ртути в несколько раз превышает содержание ее в объектах из саркофагов Федора Ивановича и Скопина-Шуйского, в которых найденное количество ртути не превышает естественного содержания ее в человеческом организме в норме.

2. Так, в пересчете на 100-граммовые навески объектов исследования из саркофага Ивана Грозного ртуть найдена в количестве от 20 до 1333 мкг, а в объектах из саркофага Ивана Ивановича в количестве от 12 до 1333 мкг. Содержание ртути в объектах из саркофага Федора Ивановича находится в пределах от 3 до 333 мкг, а в объектах из саркофага Скопина-Шуйского до 266 мкг.

3. Кроме ртути и мышьяка была найдена медь в количестве от 2,5 до 162 мг в пересчете на 100-граммовые навески исследованных объектов. Наличие соединений меди, по всей вероятности, обусловлено использованием ее для отделки тканей одежды.

4. Жидкая часть содержимого трех сосудов, извлеченных из саркофагов Ивана Грозного и его сыновей, представляла собой воду с ничтожными следами соединений кальция, магния, ртути и меди. В плотных остатках, находившихся в указанных сосудах, обнаружены части хитиновых скелетов насекомых, сохранность которых очень плохая, что свидетельствует о давней гибели насекомых и далеко зашедшем их разложении. Эти насекомые относились преимущественно к двум биологическим группам. К первой группе принадлежат синантропные мухи (в том числе один экземпляр настоящей мухи (род Musca, семейство Muscidae) и один экземпляр серой мясной мухи (Sariophadi). Нахождение мух может объясняться либо тем, что их личинки развились в разлагающихся веществах, либо захоронением упомянутых экземпляров мух в самих сосудах, при условии, что в последних находилось жидкое содержимое. Ко второй группе относятся жуки жужелицы, которые свободно передвигаются по поверхности почвы и могли заползти в саркофаги. Представляет интерес отсутствие типичных мертвоедных форм насекомых (трупопожиратели).

5. При исследовании волос, извлеченных из саркофага Ивана Ивановича, крови не обнаружено. Роговое вещество волос приобрело диффузную ярко-желтую окраску, что обычно наблюдается при длительном захоронении, вследствие чего установить первоначальный цвет волос не представляется возможным. Наибольшая длина исследованных волос с головы равна 5,8 см.

ОБЩИЕ ВЫВОДЫ

1. Механических повреждений на сохранившихся костях скелетов Ивана Грозного, его сыновей – Ивана Ивановича, Федора Ивановича, а также Скопина-Шуйского не обнаружено.

2. Полное посмертное разрушение отдельных костей и значительные изменения некоторых костей лишают возможности высказать категорическое суждение, полностью исключающее возможность прижизненного повреждения костей. Это положение особенно относится к черепам Ивана Ивановича, Скопина-Шуйского и частично Федора Ивановича.

3. Найденное в останках, извлеченных из всех четырех саркофагов, количество мышьяка не дает оснований говорить о каких-либо отравлениях соединениями мышьяка. Повышенное количество ртути, обнаруженное в останках Ивана Грозного и Ивана Ивановича, может быть обусловлено применением ртутьсодержащих препаратов с лечебной целью. Следует при этом отметить, что соединения ртути издавна применялись для лечения различных заболеваний. В то же время обнаруженное количество ртути не позволяет полностью исключить возможность острого или хронического отравления ее препаратами. 22 ноября 1965 г. после исследований останки Царей Ивана Грозного и Федора Ивановича, Царевича Ивана и князя Скопина-Шуйского возвращены в саркофаги: кости скелетов и черепа, пропитанные воском с канифолью, положены в анатомическом порядке под защитный слой песка. Реконструированные одежды, остатки тканей и сосуды, изъятые из гробниц, переданы в фонды Музеев Кремля. В каждую гробницу положен памятный документ о проведенных исследованиях. Документы написаны тушью на старинном пергаменте и вложены в запаянные стеклянные сосуды, наполненные инертным газом аргоном. После перезахоронения останков древние гробницы восстановлены. Восстановлен интерьер усыпальницы Ивана Грозного и придела Иоанна Предтечи. Весь процесс перезахоронения и восстановления гробниц снят на кино и фотопленку.

Подписи:
Председатель (Смирнов А. П.)
Члены комиссии: (Прозоровский В. И.) (Кантер Э. И.)

Материал создан: 04.08.2016

ГРОБНИЦЫ ИВАНА ГРОЗНОГО И ЕГО СЫНОВЕЙ

В 1963–1965 годы в Архангельском соборе Кремля производилось вскрытие гробниц царя Ивана Грозного и его сыновей — Федора и Ивана. Сам Иван Грозный еще при жизни завещал похоронить себя в дьяконнике алтаря — святыне собора, видимо, желая подчеркнуть свою особую роль первого русского царя-самодержца. Сверху гробницы Ивана Грозного находится сделанный в начале XX века медный кожух с чехлом и именем, под ним — кирпичное надгробие, под ним — вырубленный из цельного известняка саркофаг, полукруглый в изголовье и несколько расширяющийся соответственно положению плеч покойного. Саркофаг закрыт белокаменной плитой, на которой красивой вязью XVII века сделана надпись — имя погребенного и даты его жизни и смерти. Рядом — саркофаги его ранее похороненного сына Ивана и сына Федора. Это были последние представители рода Ивана Калиты, правившие Русской землей в течение 300 лет. Дом Калиты гордился своей родословной, которую они выводили от легендарного Рюрика; в 1598 году со смертью царя Федора Иоанновича род этот прервался…

Многие события из жизни Ивана IV, состояние его здоровья в последние годы и причина смерти до сих пор неясны, хотя написано об этом очень много. Историки в свое время даже спорили о дате смерти грозного царя, так как летописи довольно скудно говорят о том, что царь умер 19 марта 1584 года. А Псковская летопись называет датой его смерти 18 марта. Прежде последнюю дату считали ошибочной, но на надгробной плите саркофага указан именно день 18 марта: Иван Грозный умер к вечеру, и весть о его кончине распространилась только на другой день.

Умер он внезапно, в припадке ярости, которую нарочно вызвал один из его приближенных. В „Записках“ английского дворянина Д. Гарсея сказано, что за игрой в шахматы (или шашки) Иван Грозный вдруг „ослабел и повалился навзничь. Произошло большое замешательство и крик, одни посылали за водкой, другие — к аптекарям… за духовником и лекарями. Тем временем царь испустил дух и окоченел“.

Над умершим самодержцем был совершен обряд пострижения, на труп надели монашескую схиму и нарекли покойного Ионой. Так была исполнена воля Ивана Грозного, желавшего принятием монашеского сана искупить грехи и мерзости своей жизни.

Вскрытие царской гробницы велось в научных целях, чтобы по черепным костям восстановить облик Ивана Грозного, поэтому участвовали в нем сотрудники кремлевских музеев, Института судебно-медицинской экспертизы и других научных учреждений под руководством М.М. Герасимова — археолога, антрополога и скульптора. В результате исследования выяснилось также, что и раньше предпринимались попытки вскрыть царские гробницы, отчего левая ступня Ивана Грозного была задета. Но кем и когда это было сделано — сейчас точно сказать невозможно.

Схима, в которой похоронили Ивана IV, за четыреста с лишни лет настолько истлела, что при малейшем прикосновении к ней рассыпалась, а местами сохранились только ее контуры по швам. Изымать такую „одежду“ ученым приходилось, лишь подкладывая под нее плотные листы бумаги. В саркофаге находилось большое количество гумуса (черно-бурого порошкообразного тлена), содержащего частицы ткани одеяния и мелких тканей покойного. Череп царя был слегка повернут влево, основание его и левая височная кость оказались хрупкими и легко крошились. Необычно располагались кости правого предплечья: они были согнуты в области локтевого сустава таким образом, что концы пальцев как бы соприкасались с нижней челюстью… В основном же кости скелета Ивана Грозного сохранились довольно хорошо, и ученые, судя по ним, пришли к выводу, что царь обладал большой физической силой.

В изголовье саркофага стоял стеклянный кубок с густой жидкостью желто-бурого цвета и плотной массой на дне. В этой массе (как и в гробах сыновей Ивана Грозного) ученые обнаружили хитиновые скелеты мух и жуков-жужелиц, которые могли заползти в негерметично закрытые саркофаги. Особенно прекрасной работы был голубой кубок, который стоял в одном из углов саркофага. Неизвестны были ни место, ни время изготовления этого кубка, ни повод или событие, с которыми он был связан. И началась кропотливая работа ученых по установлению истории кубка, который представляет собой стакан на ножке общей высотой 18 сантиметров. Расписан он золотом и эмалями в четыре цвета (красный, желтый, зеленый и белый). Само стекло кубка синее — прозрачное в средней части и едва просвечивающее внизу.

В результате исследований было установлено, что кубок связан с придворной мастерской Рудольфа II — сначала эрцгерцога Австрийского, а затем императора Священной Римской империи. Видимо, это был подарок, так как связи Ивана Грозного и Рудольфа II были очень живыми и тесными, особенно во время подготовки к переговорам со Стефаном Баторием.

Кубок сделан из венецианского стекла, поэтому он легок и изящен, в руках быстро теплеет, и синий цвет его напоминает цвет сапфира. А камень этот, как отмечали русские лечебники, делает „человека спокойным, честным, набожным и милосердным“. Иван Грозный, по сведениям упоминавшегося выше Д. Гарсея, очень любил сапфиры, называл их „покровителями милосердия и врагами порока“. Золотая полоска по краю кубка местами стерлась, как это бывает от частого использования. Вероятно, подарок нравился русскому царю, и в день погребения чья-то рука поставила кубок рядом с покойным…

Останки сыновей Ивана Грозного — убиенного царевича Ивана и царя Федора Иоанновича — были завернуты в шелковые покрывала из камки и спеленаты тесьмой. Годы правления царя Федора Иоанновича казались временем тихим и безмятежным: царь ни во что не вмешивался, ездил на богомолья, отстаивал долгие церковные службы и даже звонил на колокольнях. Он и слыл царем „освятованным“, готовящимся к кончине и будущей вечной жизни. Казалось, он должен был бы перед кончиной постричься в монахи, а он лежит в гробу в мирском платье — в кафтане, подпоясанном ремнем. Видимо, внезапная кончина помешала царю вступить на дорогу вечного блаженства, что отчасти подтверждается и надписью на его гробнице. Она гласит, что царь Федор Иоаннович умер 6 января 1598 года, а похоронен 8 января. Надпись делал искусный резчик, все буквы вырезаны красиво и четко, но мастер, видимо, торопился и не докончил букву „б“ в слове „благочестивый“. И получился царь названным „глагочестивым“. Недостало времени и для подбора дорогого кубка для миро, и в гробнице царя был установлен неприлично простой для царственной особы кубок.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Записи созданы 1930

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх